Яндекс.Погода

Мужененавистницы

Состоит она из матери лет 50-ти, дочери, молодой женщины, и трехлетней внучки. Когда-то в этой семье был муж и отец, но жена выжила его из квартиры, когда их дочь еще не ходила в школу. Мужчина был вполне положительный, не пил, не гулял. Но она буквально «сожрала» его своими придирками, склоками на пустом месте, бесконечными скандалами. Он ушел и вскоре, насколько я знаю, завёл другую семью, в которой и живет уже много лет.
А его жена, оставшись одна, как ни странно, стала казаться гораздо более довольной жизнью и счастливой, чем при муже. Хотя, еще раз подчеркну, он был неплохим человеком и чем уж ей там насолил — непонятно.
Так и жили они вдвоём — мать и дочь. У матери, как мне известно, больше мужчин не было: работа — дом — ребёнок.
Несколько лет назад выросшая дочь стала встречаться с молодым человеком. Мальчик очень хороший, я знаю его семью много лет и могу сказать только самое положительное об их семье. Вскоре молодые поженились и стали жить с тёщей — у нее просторная трёхкомнатная квартира. Родилась дочка. Казалось бы, живите да радуйтесь. Отец в ребенке души не чает, по карьерной лестнице вверх поднимается, всё — в дом, в семью.
И тут стал повторяться тот же сценарий, что был в жизни старшей из женщин. Всё чаще стала я слышать через стену отзвуки криков и ругани, только теперь мужчину изводили уже две женщины. Он долго терпел, наверное, надеялся, что всё образуется. А потом ушел. Как и тот, кто жил в этой квартире когда-то раньше.
Я говорила с матерью парня. Они так и не поняли, что случилось. Скандалы возникали словно из ниоткуда, исподволь разогревались тещей и выплескивались несправедливыми обвинениями. То якобы он изменяет молодой жене, то не все деньги из зарплаты отдает. Он просил жену уйти с ним на квартиру или к своим родителям, хоть там — всего двушка и младший брат, но она не захотела: ей с мамой лучше.
Вот уже год они живут втроем и очень довольны такой жизнью. А я не могу понять, что они за мужененавистницы такие! Выходит, мужья им нужны были только для «производства» детей? Не удивлюсь, если внучка, став взрослой, тоже останется одна с ребенком на руках. Причём —  по своей воле.

Любить или быть любимой

Замуж я вышла по большой любви. Своего будущего мужа знала лет с 15-ти. Он был на пять лет старше и тогда, конечно, не обращал на меня внимания. А я уже тогда страдала по его голубым глазам.
После института он ушел на год служить в армию. А когда вернулся, впервые обратил внимание на меня. Боже, как долго я ждала этого!
От радости, что он наконец-то не считает меня соседкой-малолеткой, я была готова на всё. Старалась угодить даже в мелочах, игнорировала свои собственные желания и вкусы, лишь бы нравилось ему. А ему такое мое отношение, такое «растворение» в нём, конечно же, льстило, и он всемилостивейше позволял мне «ухаживать» за ним, радовать и осчастливливать.
При этом мне хватало здравого смысла не тешить себя иллюзиями относительно его чувств ко мне: да, я нравилась ему, было приятно моё обожание, но не более.
Вскоре я поняла, что жду ребёнка. Это было такой радостной вестью, что я готова была одна растить малыша только потому, что он — его.
Но мой любимый поступил как настоящий мужчина. Узнав о моём положении, он лениво предложил: «Ну, что, давай жениться?»
А мне и не надо было романтичного предложения с кольцом и стоя на коленях, я и так была рада до смерти.
У нас родилась дочь, копия своего папы. И не было в мире человека счастливей меня!..
Прошло пять лет. За эти годы я крепко поняла одно: огромной любви от него мне не дождаться никогда. Время от времени у него даже появлялись «подружки», я всегда это чувствовала. Как чувствовала и то, что, несмотря на его новые романы, от нас с дочкой он не уйдет. Потому что где еще он найдет такую отчаянно влюбленную и готовую всё терпеть женщину?!
А потом в моей жизни появился другой. Новый человек в нашем трудовой коллективе, он сразу выделил меня из многочисленных дам вокруг. Уж не знаю, чем именно я его покорила, но через несколько месяцев нашей совместной работы он открыл мне свои чувства.
Я сразу ответила, что очень люблю своего мужа и никакие интрижки мне не нужны. «А любит ли он тебя так же преданно?» — спросил мой поклонник. Видимо, кто-то из коллег уже рассказал ему о моем супруге.
Сказала: «Да», но сама почувствовала, как неуверенно звучит мой голос…
Минул еще год. Мой муж по-прежнему любим и непостоянен, коллега всё так же ни с кем не встречается, ловит мой взгляд и посылает на электронную почту пылкие письма. И — да: я всё же изменила мужу. Чтобы понять, каково это — другой мужчина? Это был один-единственный раз, но теперь я всё время вспоминаю об этом. Оказывается, между мужчиной и женщиной всё может быть совсем иначе, чем у нас с мужем. Что партнер тоже может быть нежным, заботливым и думать в первую очередь вовсе не о себе. Причем не только в постели.
Я не стала любить мужа меньше. И не полюбила своего коллегу. Просто стала думать о том, какой была бы моя жизнь, если бы я выбрала не любить, а быть любимой? Потому что оба эти чувства в моей жизни, по-видимому, не сошлись.

Разочаровалась в любви

Я считала, что у нас всё серьёзно, по-настоящему. Потому что была влюблена, хотела всегда быть с ним вместе и надеялась, что он чувствует то же самое.
Максим закончил школу, поступил в техникум. Осенью ему пришла повестка  в армию.
Провожая его, я обещала верно ждать. И свое обещание выполнила. Ни разу даже не вышла с подругами в город, в кино, в кафе. Сидела дома и мечтала о встрече с ним.
Очень скучала, писала длинные письма, потому что в моменты звонков ему не успевала рассказать, как сильно жду его и тоскую.
Я закончила школу, успешно сдала выпускные экзамены и поступила в тот вуз, в который хотела. Он технический, и на одном курсе со мной учатся почти одни ребята. Поэтому я стала объектом интереса сразу нескольких однокурсников. Но мне не нужны были другие отношения — я ждала Максима.
И вот в конце осени он вернулся из армии. Моей радости не было предела. Едва дождавшись выходных, я помчалась в Сальск.
Но меня встретил совсем другой человек. Не тот добрый, нежный и ласковый парень, которого я знала много лет и которого любила. Он стал каким-то жёстким, резким, несговорчивым. Никакой радости от встречи со мной с его стороны я не ощутила. И была в страшной растерянности, не зная, как себя вести с этим новым для меня Максимом.
Поговорила с мамой. Она посоветовала немного потерпеть. Пусть пройдет немного времени — возможно, всё и образуется. Переходный период от армии до дома, так сказать.
Но становилось только хуже. Он никогда не звонил первым. Мог не ответить на мой звонок, а потом не перезвонить. Я почувствовала, что наши отношения ему в тягость, и решила серьёзно поговорить с ним.
Наш разговор только подтвердил мои подозрения: за год без меня он всё обдумал и понял, что его чувства недостаточно сильны, а кроме того, мы с ним еще слишком молоды, чтобы связывать себя серьезными отношениями. Я — в Ростове, он — в Сальске, да и вообще — у каждого из нас в жизни своя дорога. Как-то так…
Мне сейчас очень плохо. Не понимаю, как вышло, что он так поступил со мной, ведь я со своей стороны ничем не заслужила этого.
А самое обидное то, что мои подруги, оставшиеся в Сальске, уже несколько раз видели его в городе с другой девушкой. Получается, дело не только в том, что мы «слишком молоды»?
Извините за сумбурное письмо — просто чувства переполняют меня. Мне только 18 лет, а я уже разочаровалась в любви.

А они всё сидят дома…

Да, автор совершенно правильно поднимает проблему отсутствия нормальной работы и низкой зарплаты в нашем районе. Но я хотела бы обозначить несколько иной аспект: а многие ли из молодых стремятся найти работу? Подчеркиваю — работу, а не тепленькое местечко, где можно целый день бить баклуши, получая при этом неплохую зарплату?
У нас с мужем — две взрослые дочери и, соответственно, два зятя.
Старший наш зять — военный в отставке и получает неплохую пенсию. Да, он её заработал за годы непростой службы, не буду отрицать. Но если мужчине — 47 лет и он еще полон сил, то почему бы не найти себе работу «на гражданке»? Когда он увольнялся, шёл разговор о том, что он годик отдохнёт, а потом будет искать себе место. Он всегда был человеком ответственным и добросовестным, уж в ком-ком, а в нем я была уверена на сто процентов: как сказал — так и будет. Каково же было моё удивление, когда минул год, за ним пошёл второй, а Лёня всё ещё продолжает сидеть дома.
«Не трогай его, — говорит дочка, — он свой долг перед государством и семьей выполнил. Ты посмотри вокруг: у многих мужиков в Сальске такая зарплата, как у него — пенсия? Так чего ради ему на копейки выходить? Больше обуви сносит, чем денег заработает…» 
Да, они не голодают, однако я знаю, что в их семье дополнительные средства ох как нужны: две дочери-погодки в институте учатся, туда-сюда — и замуж засобираются. Разве будет тогда лишней любая копейка?
Но мне чётко указали: не трогай Лёню — я и не трогаю. Хотя, честно говоря, не понимаю, что с ним стало, откуда взялись эти лень и пассивность.
С младшим зятем — ещё большая проблема. Он у нас, как сам считает, компьютерный гений. Не знаю, в чём там его гениальность, — разве что в умении убивать часы напролёт, пялясь в монитор, — да только начальство его таланты не оценило и сократило. Теперь он сидит дома, злой на весь свет, и, по-моему, только делает вид, что усиленно ищет работу. Младшая дочка тоже просит меня не вмешиваться в их жизнь: всему, мол, своё время, вот сейчас Алик соберется с мыслями и силами — и найдет себе достойное место работы. И Алик уже восемь месяцев собирается. Нет, видно, в Сальске достойного его величества места работы…
Да, родителям больше всего на свете хочется, чтобы их дети были счастливы, ни в чём не знали нужды. Как мы с отцом радовались, когда наши девочки знакомили нас со своими женихами: один — курсант военного училища, другой — будущий инженер! Уж с такими замечательными профессиями у мужей они точно не пропадут. Да, в общем, сами дочери и не пропали, только мужья их как-то… «сдулись», что ли.
Тем более обидно становится, когда видишь, что дочки-то — работают, приносят в дом свежую копейку. У старшей вообще работа трудная, с ночными сменами; младшая для приработка взялась еще какую-то косметику распространять. А зятья, как говорили у нас в деревне, — тем временем байбакуют…
Есть у нас молодой сосед. Женат, сыночек у него. Парень с высшим образованием, но работы по специальности не нашёл. Ему бы, по логике моих зятьёв, дома сидеть да ждать, пока хлебное место само на голову не упадёт, но нет: устроился сразу в два места — в таксисты и охранники. Как-то там посменно трудится. Да, тяжело, всего один выходной в две недели выпадает, и ничего хорошего в этом, конечно, нет. Но человек старается, пытается на достойном уровне содержать семью. Потом, глядишь, и по полученной профессии получиться найти что-нибудь.
В общем, высказала я вам свою горечь. Спасибо, что выслушали. Может, я в чем-то и не права — не знаю. Но мы с мужем принадлежим к тому поколению людей, которым прививали мысль о том, что трудиться — надо, не работают — тунеядцы, и нам странно, что крепкие и здоровые мужики в расцвете лет и сил сидят дома, как Емели на печи. Но — мы не вмешиваемся, чтобы не обострять ситуацию. Хотя обидно до слёз.

Упадёт тяжёлым грузом

Отец мой был очень ревнивым, при этом сам ходил налево (это я поняла еще в детстве из обрывков маминых фраз), а мама была больше увлечена внешним видом, чем домашним хозяйством (это уже были слова отца).
Но я их обоих очень любила. Потому что они не скандалили, не дрались, не воровали, не позорили меня своим нетрезвым и неопрятным видом, как родители некоторых моих знакомых.
Если возникал какой-то конфликт, они решали его дома, между собой, не вынося, как говорится, сор из избы. Так что об их частых размолвках по той или иной причине мало что знали даже близкие друзья. Да и я узнавала, как правило, случайно — или внезапно вернувшись домой, или проснувшись слишком рано и невольно подслушав их ссору. При мне же они всегда улыбались и делали вид, что всё хорошо.
Тем неожиданней для всех стала весть о том, что они решили развестись. Я были в недоумении: как, зачем, через столько прожитых вместе лет?
Как ни пыталась уговорить их подумать, не горячиться, они отвечали одно: хватит уже думать, хоть остаток жизни прожить спокойно, без притворства и ругани, каждый сам по себе.
Сейчас они продают квартиру, чтобы приобрести два отдельных жилья. Живут пока вместе, но как кошка с собакой. А я узнала много нового про их отношения. Оказывается, все те годы, что я жила с ними, они пытались по возможности скрыть и от меня, и от других родственников свои семейные проблемы. То, что я порой слышала из-за закрытой двери, — капля в море. Мои родители десятилетиями жили в ненависти друг к другу! Зачем?!
«Ради тебя, чтобы у тебя была полная семья», — ответила мама. «Как я мог допустить, чтобы моя любимая детка жила без папы?» — ответил отец. Это стало для меня настоящим испытанием: знать, что из-за меня, ради моих безоблачного детства и юности, они пожертвовали своими лучшими годами жизни! Это неправильно, они не должны были так поступать. Вот если бы я тяжело болела и они остались вместе ради моего спасения — тогда, это было бы правильным решением. А так…
Я хотела бы обратиться к родителям, у которых — подобные проблемы: не нужно терпеть невыносимую жизнь друг с другом только из-за того, чтобы ваш ребёнок жил в полной семье. Когда он вырастет, то поймет, что он невольно стал причиной вашей несчастливой семейной жизни, — и это упадёт тяжким грузом на его плечи. Как это стало со мной.

У каждой семьи — свои «традиции»

Я выросла в многодетной семье, где воспитывались четверо детей. Как в старом мультике: три сыночка и лапочка-дочка. Так было и у нас. Я — та самая дочка, самая младшая из всех.
Когда я еще училась в начальных классах, старший брат собрался жениться. Его избранницей оказалась женщина с маленьким ребёнком. Родители поначалу ворчали: зачем, мол, тебе чужое дитё? Но, познакомившись с Надей, быстро успокоились — она оказалась очень приятной, доброй и хозяйственной девушкой. Да и разве её вина, что жизнь с первым мужем закончилась слишком быстро — он погиб, когда их дочери был всего годик. В общем, сыграли свадьбу.
Через пару лет привёл свою невесту средний брат. Перед этим долго мялся, пока не признался, что и у его Кати уже есть дочка. Мать с отцом повздыхали, а что делать? Поженили и его.
Когда младший брат сказал, что надумал идти свататься, мама с иронией спросила: а сколько детей у твоей? Их с отцом просто накрыл нервный хохот, когда он ответил: один… «Да что ж такое, — причитали они. — Все как один — уже с готовыми внуками!»
Но надо отдать должное и родителям, и моим невесткам — они все очень быстро находили общий язык. И когда в семьях братьев появились собственные дети, никто никогда не делал различия между ними и теми, «готовыми внуками»…
Шло время. Я тоже закончила школу, поступила учиться дальше.  И вот на производственной практике знакомлюсь с парнем. Олег — старший смены: серьёзный, строгий и вместе с тем застенчивый. Я с первых минут чувствую к нему симпатию; он, похоже, тоже. Мы начинаем встречаться. Гуляем вечерами, разговариваем.
Олег признается, что ни с одной девушкой ему не было так легко и приятно общаться. «Ни с одной? Их что — было много?» — кокетливо спрашиваю я. Он умолкает, уходит в себя, на лице — грусть. Ну, и ладно, не буду бередить раны, думается мне. Может, старая любовь вспомнилась.
Иногда кажется, что работники нашего цеха хотят поговорить со мной, рассказать что-то, но мнутся, мямлят и отходят…
Месяц практики пролетает как один день. Мне пора уезжать, и я понимаю, что сегодня между нами должен состояться важный разговор. Потому что чувствую — не хочу расставаться с ним даже на час.
Мы снова гуляем. Напряжение растёт, и, чтобы как-то разрядить его, я со смехом начинаю рассказывать ему историю о нашей «доброй семейной традиции», заведённой старшим братом: брать в жёны женщин с детьми. Олег останавливается и глухо говорит: у меня тоже есть сын.
Меня охватывают противоречивые чувства — то ли плакать, то ли смеяться. А через три месяца я становлюсь женой Олега и матерью трёхлетнего мальчика, родная мама которого умерла при родах…
Несколько дней назад знакомая рассказала мне, что у нашего «трёхлетнего мальчика», выросшего в 25-летнего красавца, роман с разведенной женщиной, которая воспитывает маленькую дочь. Что ж: традиция — она и есть традиция… 

Он не оставит меня в покое!

Мой «друг» был гораздо старше и имел двух девочек-дошкольниц. Я, видимо, в силу своего возраста к этой интрижке серьезно не относилась. Ну, есть и есть. Красиво ухаживает, дарит подарки, даже дает деньги на различные покупки. Мне всё это, конечно, нравилось. А еще, честно говоря, льстило, что смогла влюбить в себя взрослого мужчину, а не мальчишку-ровесника.
А вот он, похоже, и правда влюбился по-настоящему. Всё чаще и чаще стал заводить разговор о том, что готов ради меня уйти из семьи. Слушать такое было приятно, но, если откровенно, к такой уж сильной жертве с его стороны я была не готова. Да и вообще, спустя полтора года наши отношения стали меня тяготить. Тем более что все мои подружки, которые раньше завистливо вздыхали, слушая мои рассказы о любовнике и разглядывая дорогие подарки от него, тоже уже понаходили себе пары — причем не женатых, а вполне себе свободных парней. Одна вышла замуж, вторая. В принципе, я при желании тоже могла бы «раскрутить» своего поклонника на женитьбу, но мне это было не нужно.
В общем, в какой-то момент я почувствовала, что запуталась. Во-первых, прошли чувства к этому мужчине, во-вторых, стало напрягать его, наоборот, всё растущее внимание ко мне.
Моя мама давно знала, что у меня женатый любовник, и всегда высказывалась против наших отношений. Поэтому, когда я объявила ей, что собираюсь расстаться с Михаилом, она с облегчением вздохнула. Да я и сама, приняв решение разорвать отношения, тоже почувствовала себя легко. С такой же лёгкостью и беззаботностью я сообщила об этом и ему.
Чего я ждала в ответ? Даже не знаю. Но явно не того, что последовало. Он буквально набросился на меня с кулаками. Кричал, какая я бесстыжая тварь, неблагодарная гадина, что ради меня он был готов на всё, а я так подло поступила с ним. «Ты от меня так просто не отделаешься!»
Несколько дней я не ходила в институт — заживал подбитый глаз. Мама сказала, что я сама виновата. А он обрывал телефон и слал эсэмэски, в которых умолял простить. Потом пришёл к нам домой, стал просить прощения у моей мамы. Клялся, что такое больше никогда не повторится, и у него просто сорвало крышу при мысли, что может потерять меня. «Я разведусь, мы поженимся, всё будет хорошо, обещаю…»
Я сказала, что подумаю. А сама не знаю, что делать. Пусть остаётся с женой и детьми, я не хочу разбивать его семью. Не потому, что я такая правильная, а потому что не ощущаю к нему такой же сильной любви (или как еще можно назвать его чувство ко мне — одержимость, страсть?)! К тому же я видела, как он может терять контроль над собой, если что-то вдруг идет не так, как он хочет.
Как быть? Хоть из города уезжай. Потому что он не оставит меня в покое. Самыми правдивыми, от души были его слова: «Ты так просто от меня не отделаешься!», а вовсе не «Всё будет хорошо, обещаю…»

Получают то, чего достойны?

Чуть позже мы узнали, что он банально ушёл к другой. Для Риты, эффектной и гордой девушки, это стало настоящим ударом.
За несколько месяцев до этого я тоже осталась одна. Увы, и мне предпочли другую. Что делать… Тихонько пострадала в подушку и стала жить дальше. Жизнь-то продолжается.
Но Рита смириться со случившимся не могла. «Я отомщу!» — пообещала она. Но отомстить конкретно её бывшему не вышло — вместе со своей новой пассией он уехал из Сальска. Тогда она решила мстить мужчинам в целом.
Сначала она выбрала тихого скромного парня со своей работы. Вильнула перед ним хвостом пару раз — он и растаял. А через несколько месяцев, когда он, уже влюбленный по уши, сделал ей предложение, отказала. Рассказывая мне об этом, она смеялась. На мой вопрос: «Зачем ты с ним так жестоко?!» — зло ответила: «Все они одинаковые и не стоят жалости!» Хотя я знаю, брошенный ею юноша очень переживал.
Потом был еще один, тоже спокойный и застенчивый молодой человек. Который тоже сразу влюбился в симпатичную девицу, обратившую на него свой пламенный взор. И его она промариновала несколько месяцев, после чего бросила без сожалений.
Сейчас Рита встречается с третьим. Очень хороший парень, сам из села, ездит сюда каждый день на работу и к ней. Мне он очень понравился — и как человек, и как мужчина. И мне так захотелось предупредить его, чтобы он не обжёгся, не страдал, как те двое, что были до него!
И я рассказала. И про того, кто ушел от Риты, и про тех, кого бросила она. Но он мне не поверил. Решил, глупый, что я ревную к нему подругу. Да еще и сказал о нашем разговоре Рите. Та только посмеялась: «Видишь, какие они, мужики, бестолковые. Говорю тебе, ни один не достоин жалости…»
Мне не нравится то, как подруга поступает с мужчинами. С другой стороны, моя попытка раскрыть одному из них глаза на неё ни к чему не привела. Так, может, и правда, они получают то, чего достойны?

Ослепили собственные чувства

У меня есть сестра Таня, он старше меня на три года. В нашей семье она всегда считалась красивой, тогда как я — умной. Конечно, всё это говорилось как бы шутя, но, как вы знаете, в каждой шутке…
Вокруг Тани всегда вилось много поклонников — и ровесников, и более взрослых ребят. Она занималась танцами, была очень общительной. Со многими из мальчишек просто дружила. Как, например, со своим одноклассником Женей, который жил неподалеку от нас и частенько забегал к нам домой.
Я была влюблена в Женю где-то класса с пятого. Мне, десятилетке, он казался просто идеалом. Поскольку у нас с сестрой была общая комната, я постоянно крутилась рядом. Особенно если приходил Женя. Таня частенько подшучивала надо мной, мол, невеста тебе, Жека, подрастает. Я краснела, делала вид, что обиделась, а сама так и таяла от её слов.
Шли годы. Детская влюбленность постепенно перерастала в настоящее сильное чувство. Женя по-прежнему частенько заходил к нам. Они вместе готовились то к каким-то школьным праздникам, то к экзаменам. Я пристально следила, не нравится ли он и ей так, как мне, но ни разу не замечала ни её влюбленного взгляда, ни чего-либо другого подобного. 
Вне дома я тоже старалась как можно чаще попадаться ему на глаза — только в магазин по сто раз на дню бегала, чтоб просто увидеть его…
Потом они закончили школу и уехали учиться в Ростов. Через какое-то время Таня обмолвилась, что поссорилась с Женькой. На мои расспросы — почему, только отмахивалась. Ну, и ладно, подумала тогда я, мне спокойнее будет, потому что в глубине души всегда ревновала сестру к нему. А Таня вскоре познакомилась там с парнем (кстати, тоже из Сальска), они стали встречаться и через пару лет поженились.  Был июль, я как раз закончила школу.
На свадьбу был приглашен и Женя. С моей подачи, потому что Таня звать его не хотела: мы, мол, уже давно не друзья. Но я была так настойчива, что, в конце концов, сестра махнула рукой — как хочешь.
С того свадебного вечера у нас с Женькой и начались отношения. Я, выпив для храбрости шампанского, призналась ему в своих чувствах. Сказала, что давно люблю его, с самого пятого класса. И убежала, потому что, несмотря на алкоголь, всё равно было стыдно первой открывать парню свое сердце. Но еще невыносимей было молчать об этом…
А потом он сам нашел меня. Уже в Ростове, куда я тоже поступила учиться. Мы начали встречаться, и я, наконец, стала самой счастливой на свете!
Когда я объявила родным, что собираюсь замуж за Женю, сестра восприняла это несколько странно. Стала спрашивать, уверена ли я в своих чувствах? А в его? И так далее. Но я была на такой радостной волне, что пропускала всё мимо ушей. К тому же Таня тогда ждала ребенка, и я все вопросы списывала на её состояние.
Потом была свадьба и четыре года счастливой семейной жизни. И Таня с мужем, и мы с Женей вернулись после учёбы в родной город. У них родился сын, у нас — дочка, и казалось, всё в наших семьях просто прекрасно.
Пока однажды ни пришла в гости к маме и ни застала там плачущую сестру. Оказалось, у Андрея, Таниного мужа, другая женщина. Как любая нормальная сестра, я стала успокаивать её, говорить, что всё наладится, перемелется. Мол, муж одумается, и будет у вас опять всё хорошо, как у нас с Женей. Эти мои, в общем-то, безобидные и искренние слова буквально вывели её из себя. «Да что ты понимаешь! Нашлась счастливица. Да Женька вообще с тобой начал, когда я ему отказала! Чтобы ко мне хоть как-то быть поближе…»
У меня прямо всё поплыло перед глазами — и злое, зареванное лицо сестры, и растерянное, испуганное — мамы. Я развернулась и выбежала вон, как сквозь вату слыша мамино: «Ну, зачем ты так, доча…»
Дома с порога бухнула мужу: «Это — правда?» «Да что за глупости, успокойся!» — ответил он. Но была между вопросом и ответом пауза. Крошечная, микроскопическая. Из которой мне всё же стало ясно: правда.
Вот уже несколько дней мы не разговариваем. Такое у нас впервые. Едва он пытается заговорить со мной, я начинаю реветь в голос, прямо истерика накрывает, ничего не могу с собой поделать. Хорошо, на работу ходить не надо — сижу в декретном отпуске, а то и не знаю, как объясняла бы коллегам свое «сопливое» настроение.
Приходила Татьяна, пыталась поговорить. Я молча закрыла перед ней дверь. Маму с её просьбами помириться с сестрой (которой и так сейчас очень плохо) и мужем (который вообще тут ни при чем) тоже слушала в пол-уха.
Неужели я была так ослеплена своими чувствами, что не заметила Женькиных чувств к моей сестре? Какой же я была наивной, влюбленной дурочкой! А самое ужасное, что я до сих пор люблю своего мужа и не хочу расставаться с ним. Но и жить вместе, узнав такое, не могу. Ужасные ощущения…

Терплю ради мужа и сына

Да, знакомы были всего полгода, но с первой встречи почувствовали, что мы две половинки одного целого. Да и спустя год живём душа в душу. Но есть один момент, который изрядно отравляет мою семейную жизнь.
Дело в том, что я сама — из села; свободных средств, чтобы снимать жильё, у нас нет. Поэтому мы вынуждены жить в одной квартире с мамой и сестрой мужа.
Решили так еще перед свадьбой. Что сразу резко не понравилось золовке. Она в разводе, детей нет. Жила с мужем в Краснодарском крае, развелась, вернулась домой и заняла одну из комнат в материнской квартире. Сама свекровь жила во второй комнате. А вот моему мужу приходилось спать на кухне, на раскладном диванчике. Потому что у Иры, сестры, трудный период в жизни и нужна отдельная комната, а их всего-то две.
Когда мы поженились, расклад поменялся: мама и сестра заняли одну комнату, мы — другую. Это и стало первой причиной их неприязненного отношения ко мне. Хотя я старалась как могла. Несмотря на беременность и плохое самочувствие, убирала, готовила, стирала на всех. Меня, слава Богу, мама приучила не бояться никакой работы. А вот Ирину, похоже, никто ничему не учил. Встанет из-за стола — тарелки за собой не уберёт, не говоря уже о более серьёзной работе по дому.
Они обе — и свекровь, и золовка, — как-то сразу восприняли меня как служанку. Свекровь моя — еще не старая женщина, хотя и на пенсии. Но тоже очень редко что-то делает по дому. Обычно она присматривает за малышом, а я варю обед, или глажу бельё, или мою окна. Да, она занимается ребёнком, пока я что-то делаю по хозяйству. Но ведь его мать — я, и мне гораздо больше хочется побыть с моим мальчиком, чем чистить картошку или мыть полы. Но я согласна делать и это, и многое другое, лишь бы их отношение ко мне было соответствующим. Так нет же!
Когда мужа нет дома, — а он сейчас работает шесть дней в неделю допоздна, — я постоянно слышу в свой адрес сплошное брюзжание. Причем если свекровь старается как-то сдерживать своё недовольство (хотя, убей меня, не пойму, чем оно вызвано), то золовка не стесняется.  Чего я только не слышу в свой адрес даже через закрытую дверь в нашу комнату! «Приживалка деревенская» — один из самых нейтральных эпитетов.
Пыталась жаловаться мужу, в ответ одно: «Терпи, не обращай внимания. Всё равно деваться пока некуда». А я уже так устала от их недовольно поджатых губ и ехидных улыбок. Словно ждут, что я вот-вот что-то сделаю не так — и они хором заорут: «Вот видишь, я же говорила, что она дура (криворукая, бестолковая, деревенщина)!»
Их и из соседей никто не любит. Когда я, еще беременная, мыла лестницу в подъезде, одна из бабушек-соседок так прямо и сказала: «Вот змеиные головки, выгнали девчонку с пузом в коридоре полы мыть! Не повезло тебе с родственницами, милая…»
Родителям я стараюсь не жаловаться. Да и свекровь с золовкой при них ведут себя довольно приветливо. Еще бы: мама с папой всегда везут полные сумки деревенских гостинцев — молоко, яйца, кур, уток, овощи. Этому-то всегда рады. Но только за родителями закрывается дверь — губы моих новых родственничков женского пола снова недовольно кривятся…
Всё это я терплю исключительно ради мужа и сына. Как только Антошку можно будет отдать в ясли — сразу выйду на работу, чтобы, наконец, появилась возможность снять хоть какой-то отдельный угол и не видеть этих двух… женщин.
Однако сил терпеть такое практически открытое пренебрежение остаётся всё меньше.

?>

Электронное периодическое издание «Сальскньюс.Ру» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-27628 от 08.10.2008 года Адрес редакции: 347630, Ростовская обл., г. Сальск, ул. Пушкина, 33.

Контактные данные для Роскомнадзора и государственных органов: salskmedia@mail.ru