Александр Тарасенко: «Хочу сохранить историю для сальчан»

Александр Тарасенко: «Хочу сохранить историю для сальчан»
Сентябрь 27 15:42 2018 Печать 470

Чем удивит сальчан в День города слесарь локомотивного депо Александр Тарасенко?

«Вот одна подкова, вторая, третья! Как найду, радуюсь, как пацан, совсем, как мой трехлетний внучок Тимоха! Сколько поделок с подковами переделал на подарки. А теперь на выставку готовлю», — рассказывает Александр Иванович Тарасенко, большой любитель старины. Вот уже 45 лет он трудится слесарем-инструментальщиком влокомотивном депо и долгое время руководил музеем депо.

Копать, искать — меда не надо

Жилье любителя истории, вопреки расхожим представлениям, полно жизни: во дворе — клетки с декоративными голубями, амадинами – китайскими воробьями, щеглами и чижиками, курами и индюками. «Вот оно, мужское счастье», — скажет хозяин, гоняя голубей шестом. За домом – собственноручно выложенный камнем действующий фонтан и рай для ребенка — собственная детская площадка.

В этом чириканье, щебетанье Александру Ивановичу удается увлечься и сосредоточиться на своих исторических находках. Посреди двора стол и стулья, на которых расположились затейливые композиции, покрашенные золотистой краской из балончика. В одной — лопата, запорная рама от винтовки, рубашка гранаты, осколки снарядов. В другой — подковы, ключ от гайки оси телеги, подпруга, ремень от нее. «Всё это беру из земли, выкапываю, сохраняю и делаю на память такие композиции, — рассказывает Александр Иванович. — Все элементы добыл на Поливянском разъезде, что в Песчанокопском районе. Там, в начале ноября 1941 года немецкий самолет атаковал эшелон с боеприпасами. Один матрос смог отцепить уцелевшие платформы и спас 32 вагона бесценного для фронта груза — около 1500 тонн снарядов, бомб, минометных мин и патронов. Забыть о том дне никак нельзя, и вот его от- голоски — в этих поделках.

Такие поделки получаются у Александра Тарасенко из того, что он находит в земле. Фото редакции.

А после пахоты, особенно хорошо, когда дождь чуток смоет землю, хожу по полю и даже безо всякого инструмента собираю вещицы. Для кого-то ничем не приметные — сдали бы на металл, да выручили бы копейки. А мне каждый предмет дорог. Часто помогает военно-патриотический поисковый клуб «Русич» и его руководитель Сергей Киршенко. Привозит интересные вещицы с раскопок. Ценности в них вроде нет материальной, а историческая, на мой взгляд, есть».

Память — в поделках

Любитель истории приносит из сарая чемодан, на взгляд, его ровесник, а в нем — настоящее богатство, если посмотреть глазами ребенка или очень увлеченного человека. Гнутые гвозди, затейливые пуговицы, узда и многое другое. Александр Иванович увлеченно перебирает содержимое и готов говорить часами об этих мелочах. «Смотрите — подставка под маленький утюжок. Знакомые предполагали, что он детский. А это самый настоящий утюг узкого применения — манжетный. Нашел его в районе бывшей птицефабрики за речкой. Там тоже после вспашки полей земля поднимает на поверхность множество находок, но уже бытовых (из военных лишь однажды головку снаряда нашел ориентировочно 1917 года).

Какую монету старинную ни найду — все наполовину стертые. А почему? Их натирали, чтобы пить пыль медную, которая, считалось, заживляла суставы, правда, губила органы пищеварения. А вот бляхи с солдатских ремней. Эта – времен царской армии, только герб отвалился. Другая – времен Великой Отечественной, остались на ней инициалы П.Н.И. Чья она? Вернулся ли солдат домой? Чем дальше копаешь, тем больше вопросов без ответа. Попадаются и нательные кресты, которые даже в советские времена верующие носили, с ними пахали землю, с ними шли в бой. Тут же — колокольчики из конской упряжи, огромный узорчатый ключ, зажигалка ручной работы. А какие замки были в домах состоятельных людей! Все — в кружеве металла, это ручная работа, не повторявшаяся. А это — пуля 16-го калибра застряла в металле. И всё это – в земле. Она еще много чего держит…»

Каких только вещиц нет в старом чемодане. О каждой — Александр Иванович может долго рассказывать. Фото редакции.

«Бездонный» чемодан историй

В небольшом чемодане не заканчиваются занятные вещицы. Изящные крышки от пудреницы и от карманных часов давно потеряли свои половины. А металлическую контрамарку Госцирка искатель откопал на глубине полметра на родине деда, в селе Николаевка. Как она туда попала? Диву даешься. Вот еще мощные ручки от самоваров, медные навесы на двери, которые были только в церквях и богатых домах, как и шпингалеты — медные и латунные, а не железные. Посмотрите, какая деталь: это металлические набойки, какими сапожники подбивали дамские туфельки, а горожанки из Торгового и селянки из Воронцово- Николаевского цокали каблучками. Звук с сегодняшними полиуретановыми набойками не сравнить!

Из таких мелочей и получаются поделки. Подставки, на которые привариваются ее элементы, — из подложки под рельсы узкоколейки. Так в России с царских времен ширококолейная железная дорога! — удивитесь вы. «Немецкая армия, когда строила аэродромы по Советскому Союзу, делала железнодорожные подводы к ним узкоколейные, чтобы подвоз-ить к самолетам снаряды и мины. Материалы привозили свои, из Германии, а обратно пустыми не ехали — грузили свои эшелоны плодородным черноземом, чтобы обогатить свою песчаную почву», — рассказывает Александр Иванович.

Три стенда Александр Иванович посвятил работникам депо, фронтовикам и футболистам сальского «Локомотива». Фото редакции.

Чудеса в сарае

Да, историй про содержимое одного чемодана хватит на весь день, но хозяин переходит в помещение, чтобы поделиться радостью от находок разных лет. «Утюгов старинных только четыре штуки! А этот чайник мне подарила Аида Александровна Алибекова, которая стояла у истоков инфекционного отделения сальской центральной больницы. Этому чайнику больше ста лет — посмотрите на клеймо «артель «Металлоштамп»! Поинтересовался в Интернете: оказалось, что выпускать такие начали еще в XIX веке! Похожий чайник, но уже помоложе и поменьше, нашел среди металлолома. А это — уникальная фляга, рискну предположить, единственная во всем районе. Она принадлежала японскому солдату Квантунской армии Японии, которая была разгромлена в 1945 году, вот, даже иероглифы на ней выбиты. А пробку к ней сам пытался воссоздать по фотографиям из Интернета.

Попал в мою коллекцию даже медный горн — такие делали для первых пионеров. Еще одна заграничная вещица — американская мясорубка верой и правдой служила сальской семье. Это замок Милентьева — замок стрелочного перевода 1961 года выпуска, но примечательно то, что такими же пользовались со времен появления в будущем Сальске железной дороги. А это сигнал тепловозный — если дунуть в него посильнее, пищит здорово до сих пор! И ухват есть, и ключ телеги. А это — бабушки- на радость: тут в склянках «мазыла» хранили — кремы, парфюмерию. Это стеклянные пузырьки от лекарств — не было тогда блистерных упаковок из пластика. А это легендарная чернильница, которую звали непроливайкой непонятно за что: мы с одноклассниками почему-то был и чернилах, как черти. А эти нарядные «ракушки» — замки от ящиков в сервантах, и всё — ручная работа!

Фото из архива Александра Тарасенко.

Обратите внимание на керосиновые лампы: на колесиках у всех них есть клеймо завода, и по нему можно определить, откуда она к нам приехала – из Франции, Германии или Бельгии, и даже из какого города, а вообще керосинки были распространены по всему свету. Эти штуковины — заклепки льнокомбината, который работал когда-то под Санкт-Петербургом, о

чем свидетельствует клеймо на каждой: использовались они в тентах, которые разбивали на открытом воздухе. А о содержимом, что когда-то хранили в этой немецкой фляге, помог узнать знакомый переводчик: здесьбыл напиток для марша, по-современному энергетик, стакана которого хватало на стокилометровый пеший марш в полном обмундировании, если верить Интернет-источникам. Таким напитком Германия снабжала свою армию еще до Великой Отечественной войны».

Не бывает мелочей

«За годы, что увлекаюсь историей, нередко слышал вопрос, который очень не люблю: «А ты что-нибудь стоящее находил?» Стоящее что? Мешок золота или «Катюшу», зарытую в землю? Для меня вся мелочевка — стоящая, ведь в каждой пряжке — наша история. Еще удивляются, откуда я столько подков беру для многочисленных поделок на подарки. А вы посчитайте, сколько было сабель, а значит, и лошадей в армии Будённого и умножьте на четыре — запас, наверное, неисчерпаемый, и земля постоянно выносит находки на свет. Вот и в поделках моих быт и война неразрывно связаны: подковы и снаряды, например».

Команда послевоенных лет. Фото из архива Александра Тарасенко.

Какие люди были!

Участник трех войн Даниил Капустянов — наставник сальского «Локомотива». Фото — из архива Александра Тарасенко.

«Занимаюсь этим не ради денег. Сам с возрастом полюбил историю, и мне будет приятно показать сальчанам небольшую выставку в День города. Но основными экспонатами выставки считаю стенды о наших фронтовиках депо, которые были футболистами нашей команды «Локомотив». (Серьезный футбол у нас начался в 1906 году, когда немец Фогель открывал на месте нынешней обувной фабрики механические мастерские по выпуску земледельческих машин и орудий. Рабочие с Поволжья активно играли в футбол и по-хорошему заразили наших земляков). Добровольное спортивное общество «Локомотив» появилось в 1936 году, и в его жизни приняли участие столько сальских железнодорожников! Не устаю повторять в разговоре с ровесниками, что мы застали великих людей. И хочу рассказать о них молодым, чтобы не забывали, кто жил в нашем городе.

Один из первых наставников нашей команды — Даниил Данилович Капустянов — был участником трех войн! Участвовал во взятии линии Маннергейма в Финской войне. В Великой Отечественной в составе 12-й Рижской инженерно-саперной бригады прошел от стен Москвы до Восточной Пруссии. Являлся Почетным гражданином Новгорода, Пскова, Калуги и Пушкинских гор, где принял участие в разминировании могилы поэта Александра Сергеевича Пушкина. Также принимал участие в разгроме Квантунской армии. В мирное время — физрук школы № 3, инструктор добровольного спортивного общества «Локомотив», первый председатель сальского общества собаководов, возглавлял сборную Ростовской области по стендовой стрельбе, имел звание мастера спорта СССР, судья Всесоюзной категории. Много лет вплоть до ухода на пенсию, работал слесарем-дизелистом. Многие помнят его как надежного друга и товарища, исполнительного и добросовестного работника и просто хорошего и скромного человека.

В 17 лет Николай Коршунов ушел добровольцем на фронт, а после войны — тренировал команду железнодорожников. Фото — из архива Александра Тарасенко.

Николай Иванович Коршунов — чемпион Ростовской области по толканию ядра в 1940 году. Участник Великой Отечественной войны. ушел добровольцем на фронт в 17 лет. Перенес несколько ранений, контузию. В мирное время полностью посвятил себя спорту, тренировал наш «Локомотив». Признан судьей республиканской категории по футболу. Когда он был на посту тренера, команда неоднократно становилась призером и победителем районного чемпионата, областного и по Северо-Кавказской железной дороге.

Николай Иванович Чередниченко не воевал, но ему нельзя было не по- святить отдельный стенд. Сначала он, будучи физруком, собрал футбольную команду в школе № 10, а с 1958 года его пригласили инструктором и тренером в «Локомотив». За десять лет работы в команде он тренировал основной и дублирующий молодежный состав. С 1962 года и до ухода на заслуженный отдых работал слесарем-дизелистом. Неоднократно был отмечен наградами: орденами Трудового Красного Знамени, Октябрьской Революции, медалями «Ветеран труда», а также знаками «Победитель Социалистического соревнования», ему присвоено звание «Ударник Коммунистического труда». Наш играющий тренер команды был заядлым охотником и рыболовом, верным другом, прекрасным семьянином.

Приходите на выставку!

Этих людей мне посчастливилось знать лично. С дедушкой Капустяном, слесарем-дизелистом, мы десять лет проработали в паре, ходили на охоту. А про то, что он воевал, ни разу не упоминал, так что узнал лишь спустя годы. Так, в соцсети увидел фото фронтовика Капустянова у его внука Богдана, который живет в Киеве. А по дяде Коле Коршунову уточнял информацию у его дочки, она сейчас в Санкт-Петербурге, она еще помогла финансово — оплатила полиграфию. Остался последний большой стенд, где будут фото нашей команды в разные годы, от первого состава до сборной ветеранов наших дней. Уже сверстана картинка, осталось распечатать: цена вопроса — 5 тысяч рублей. И очень нужна помощь тех, кто хотел бы увидеть этот стенд в городе по праздникам — 1 и 9 Мая, в День города, чтобы сальчане могли узнать о выдающихся земляках и почтить их память.

Приходите посмотреть выставку, посвященную истории сальской земли и фронтовикам из депо, которые поднимали наш футбол, сегодня на улицу Ленина: экспозиция находится в аллее за фонтанами у администрации.

Кристина Круговых

salsknews.ru

написать комментарий

нет комментариев

Пока нет комментариев!

Вы можете начать диалог.

Добавить комментарий

Ваши персональные данные будут в безопасности Ваш электронный адрес не будет опубликован. Также другие данные не будут переданы третьим лицам.
Все поля являются обязательными.