В Сальске, в карьере смерти, снова обнаружены страшные находки

by admin | 20.08.2021 2:00 пп

На месте массовых расстрелов мирных жителей в карьерах кирпичного завода продолжаются поисковые работы

Руководитель поискового объединения «Миус-Фронт», координатор общероссийского движения «Бессмертный полк» в Ростовской области Андрей Кудряков объявил о новых страшных находках. «В этих расстрельных ямах — совсем маленькие дети, черепок которых помещается в ладони руки взрослого человека, — рассказал он нам. — И чем провинились они — беззащитные? Тем, что они просто русские, жители донской земли? Не поддаётся никакому человеческому объяснению то, что происходило здесь в годы оккупации. Одна из обнаруженных сейчас ям хранит остатки кремации, а это значит, что жителей Сальска, окрестностей пытались сжигать заживо в печах кирпичного завода, а потом присыпали землёй…»

БУСЫ ИЗ БИСЕРА

«Сейчас поисковики работают ещё в четырёх ямах, — рассказал командир сальского отряда поискового объединения «Миус-Фронт» Сергей Самойленко. — Мы предполагаем, что в самой большой из них, которая носит отчётливые следы кремации, на глубине 3,5 метра лежат останки человек 500 как минимум…»

Сергей Алексеевич показал, где стояла пулемётная вышка палачей в годы оккупации, где жили военнопленные, которые копали ямы для трупов. «Иногда попадаются личные вещи убитых людей — немые свидетели геноцида, — рассказал поисковик с большим опытом работы. — Страшное место. Нам временами становится не по себе. Только представьте — одной из обнаруженных нами ранее жертв было примерно пять лет. У неё были тёмные косы, а в момент расстрела на ребёнке были бусы из бисера…»

ЕЩЁ ВОСЕМЬ…

Новые расстрельные ямы были обнаружены благодаря аэрофотоснимкам, которые хранились в американских архивах. Их выкупил межрайонный военно-патриотический поисковый клуб «Русич» и передал поисковому объединению «Миус-Фронт».

«На них указаны предположительные места захоронений, и мы надеемся, что специалисты смогут прочитать эти снимки и более точно указать на новые расстрельные ямы, — рассказала заместитель руководителя «Русича» Яна Киршенко. — Сейчас готовим передачу новых снимков, где более чёткие изображения. Аэрофотосъёмка показала, что есть ещё восемь расстрельных ям. Был второй карьер, его предполагаемая глубина — 7-8 метров. Сколько мы там обнаружим человек — можно только догадываться, ведь у нас только есть информация о том, что здесь захоронены около 3.500 человек…»

БЫЛ ПРУД?

Много страшных, леденящих душу находок видят во время работы поисковики. Кстати, в прошлый раз, когда из котлованов-могильников были подняты тела 60 человек, среди останков практически не было личных вещей.

«Немного одежды, остатки обуви, в основном, подошвы, — рассказала Яна Киршенко. — Хотя нами был найден предположительно обруч от протеза с заклёпками из металла. Сам деревянный протез сгнил. Многие интересуются, как мы устанавливаем, кто перед нами: мужчина или женщина, ребёнок или взрослый человек? Мы изучаем антропологию, чтобы сразу в раскопе установить приблизительный возраст останков и пол. Делаем мы это по крестцу. У мужчин и женщин он разный. Смотрим также на череп, зубы. В прошлый раз было очень много расстрелянных в затылок, много черепов, разбитых прикладами. В одном из раскопов сверху лежали дети, как мы предполагаем, цыганские, а в самом низу останки были в иле и запах специфический, вот как застоявшаяся лужа пахнет. Нам сказали, что когда-то здесь был пруд. И ил оттуда. А возможно, грунтовые воды в карьер просачивались. Насчёт новых ям, в одной из которых есть следы кремации: может, это и не пепел вовсе, а ил. Проверки покажут. То, что можно сказать наверняка, останки пригодны для экспертизы ДНК, очень много зубов хорошей сохранности. Много останков, которые имели остатки мышечной ткани на фрагментах скелета. Даже вставную челюсть и фалангу пальчика младенца обнаружили. Мумифицированный мозг в черепе встречали. Такое происходит из-за природного консерванта — глины, которая препятствует доступу кислорода и сохраняет материал. Поэтому мы и находили ногти, волосы — для экспертов-криминалистов это важно…»

АРХИВЫ НЕ МОЛЧАТ

Увековечить память погибших в годы Великой Отечественной войны на территории кирпичного завода поисковикам помогли, в том числе, документы из архивного отдела районной администрации. О зверствах фашистов рассказали акты, составленные чрезвычайной комиссией 25 января 1943 года — сразу после освобождения Сальского района…

Вот что описано в одном из таких актов:

— Подавляющее большинство жертв было расстреляно без всяких судебных процедур и оснований. Так, например, 19-летний юноша Юрий Смирнов был расстрелян лишь за то, что в его квартире нашли при обыске детали радиоприёмника. Дарья Беобенкова была убита немцами за то, что не сообщила фашистским властям о находившейся в её квартире еврейке. Фашистские изверги истребляли женщин с детьми. 18 января в одной из партий расстрелянных 33-х человек были убиты пять женщин и трое детей. Среди них гражданка В.Е. Бойко с её двумя малолетними детьми. Там же обнаружен труп бухгалтера детсада С.М. Рудневой и её 80-летней матери М.Г. Рудневой. Еврейское население города и цыгане за период оккупации полностью истреблены.

Частями Красной Армии, освободившими Сальск и его окрестности, обнаружены трупы замученных фашистами раненых и военнопленных красноармейцев. На подступах к Сальску, у разъезда железнодорожной станции Шаблиевская, были обнаружены 20 трупов замученных военнопленных красноармейцев. Трупы носят следы пыток: отрезаны руки и ноги, половые органы, отрублены пальцы, исколоты штыками тела. В ряде мест города, в подвалах, обнаружены трупы заключённых красноармейцев и командиров. Большое количество попавших в плен военнослужащих после пыток были расстреляны в карьерах кирпичного завода…

Вынужденные под ударами Красной Армии поспешно отступать из Сальска фашисты не успели полностью разрушить город. Однако они всё же взорвали и сожгли 47 общественных и жилых зданий. Из них: поликлиника и две больницы, чугунно-литейный и комбикормовый заводы, железнодорожный вокзал, электростанция, железнодорожный сад и летний театр, Дом Красной Армии и здание железнодорожного клуба, вагоноремонтное и паровозное депо и семь жилых домов железнодорожников.

Фашистские вандалы надругались над историческими и революционными памятниками в нашем городе и сожгли православную церковь. Одна за одной сжигались школы. В Сальске полная средняя школа имени Карла Маркса была сожжена со всем оборудованием, разрушена была школа № 3, в остальных школах был уничтожен весь инвентарь, а сами они превращены в склады, конюшни и прочее. Библиотека Сальска, имевшая до 22.000 томов книг, была сожжена. Также были уничтожены школьные, колхозные библиотеки, избы-читальни.

Немцы разрушали колхозы и беспощадно грабили их. Ежедневно немцы угоняли в Германию сотни голов скота. В день отступления, по далеко не полным данным, из колхозов Березовского, Сандатовского, Ново-Егорлыкского, Воронцово-Николаевского и Сысоево-Александровского сельсоветов гитлеровцы угнали в Германию 560 лошадей, 728 голов крупного рогатого скота, 1.304 овцы, более 200 упитанных свиней, 50 племенных поросят и 137 племенных свиноматок, сотни домашней пиццы. Лишь из одного колхоза имени Сталина фашисты увезли 620 голов скота, 1.200 овец.

Не успевая увозить награбленное, немцы уничтожали народное хозяйство. Так, в совхозе «Гигант» немцы нагрузили две автомашины свиноматками, свезли их в лощину, облили бензином и сожгли. Немцы также разрушили помещения свинофермы, овцефермы, молочнотоварной фермы.

За время пребывания в Сальске и особенно в момент вынужденного отступления немцы учинили помимо массовых казней, произвол и чудовищные насилия над гражданами. Например, имел место ряд фактов группового изнасилования. В одну из квартир по улице Колбасовская ворвалась группа гитлеровцев. Они вытолкнули хозяина квартиры в коридор, набросили на голову мешок и надругались над честью его жены. Известно также, что группа фашистов изнасиловала несовершеннолетнюю девушку. В другом месте немцы надругались над честью гражданки и её невестки одновременно в разных комнатах одной квартиры.

Немцы практиковали систему взятия заложников. В районе нового Сальска пьяный гитлеровец пытался изнасиловать дочку железнодорожного кондуктора Секирко. Увидя это, отец схватил топор и убил насильника, а затем скрылся со всей своей семьёй. Немцы, не найдя Секирко, взяли в заложники шесть стариков из соседних домов и расстреляли их. Среди них — Олейников (62 года), Заика (60 лет), Краснокутский (55 лет), Кузнецов (52 года). Фамилии ещё двух остались неизвестными.

Фашистские разбойники систематически грабили мирное население, не останавливаясь перед хищениями даже мелких вещей домашнего обихода. Массовым явлением были факты вроде следующего: у служащего Г.И. Крайнюка гитлеровцы утащили из квартиры шубу, кровать, костюм, одеяло и четырёх гусей.

Немецкие оккупанты применяли систему телесных наказаний. 19 января, с семи вечера и до часу ночи, они устроили поголовную порку арестованных в городской тюрьме. Били до крови и до потери сознания шестихвостками, шомполами и резиновыми плетьми…

А вот ещё один акт, составленный 19 ноября 1943 года:

Во время поджога домов немецкое зверьё не разрешало населению вытаскивать своё имущество, и имелись случаи стрельбы в граждан, которые осмеливались подбегать к горящим домам, чтобы помочь выбраться из них старикам, больным и детям…

Разрушая железную дорогу, одновременно немцы приступили к уничтожению имевшихся в районе промышленных предприятий. Так, ими были сожжены элеватор с большим запасом муки и зерна, типография со всем оборудованием, постройки кирпично-черепичного завода, мебельной фабрики, госзавода № 7, главлесосбыта. Всё оборудование, сырьё и товары, находившиеся в складах промышленности в Сальском районе, были разграблены и вывезены.

Особенное, злостно-нетерпимое отношение немецко-фашистские псы проявляли к культурно-просветительским организациям. Ими были сожжены прекрасно оборудованный клуб в зерносовхозе «Гигант» со зрительным залом на 600 мест, клуб в военконезаводе им. Будённого, клуб имени Ленина в Сальске со зрительным залом на 600 мест. Разобран и уничтожен сальский стадион, имевший трибуну на 8.000 человек, а также разрушены футбольное поле, баскетбольные, волейбольные и городошные площадки, дренажированные беговые дорожки. Разрушен и сожжён ипподром…

К моменту прихода наших войск колхозы Сальского района, бывшие до оккупации цветущими и зажиточными, превратились в почти неимущие, с жалко засеянными озимыми полями, с истощенным и намного уменьшившимся поголовьем. Почти исчезло племенное поголовье свиней, лошадей, крупного рогатого скота…

Колхозников фашисты превратили в безгласных рабов. За невыход на работу или просто за то, что не угодили старосте, проводились порки, а потом и расстрелы. Они были одиночные, групповые, а также без свидетелей и с предварительными пытками. Так, в селе Новый Егорлык 2 августа немецкие солдаты с помощью своего ставленника, пса, полицейского И.А. Кандаурова арестовали заведующего мельницей Д.П. Сидоренко, налогового агента Е.А. Береста и сына сапожника М.Е. Волкова. Схватив их, немецкие бандиты устроили над ними жестокую расправу. Они отрезали им языки, жестоко избили их, а потом привязали к деревьям в парке напротив здания Совета и запретили кому-либо из жителей села к ним подходить. Связанные, несчастные провисели всю ночь, и в полдень их застрелили. Селянам не давали несколько дней убирать их трупы…

Убивали и ради удовольствия. Так, в селе Воронцово-Николаевское 1 августа 1943 года немецкими солдатами ради шутки был убит стоявший и работавший возле сарая гражданин С.В. Донцов, никакого участия в войне не принимавший, в советском активе не числившийся.

И таких фактов средневековых пыток и расстрелов в Сальском районе происходило множество…

ПОИСК ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Поисковики отмечают, что в этом году раскопки в Сальске вряд ли удастся закончить. Глубина залегания уже найденных останков — 3,5 метра, а общая глубина расстрельных ям может доходить до пяти метров.

Руководитель Ростовского отделения «Поискового движения России» Владимир Щербанов отметил, что в этом году на ходе раскопок также отразилась пандемия.

«Нам приходится ориентироваться по ходу: если первоначально мы планировали привлечь к раскопкам до 50 человек, то сейчас у нас работают не более 35. Думаю, что мы не будем увеличивать это количество, во всяком случае — пока», — сказал Владимир Щербанов.

Напомним, что работы поисковиков проходят в рамках федерального проекта «Без срока давности», который стартовал в 2019 году. В нём принимают участие историки, архивисты, поисковики, сотрудники спецслужб и органов власти. Мы будем продолжать следить за развитием событий…

Светлана Омельянович, 8(86372) 7-10-22, omelpress@bk.ru[1]

salsknews.ru

Post Views: 1 481
Endnotes:
  1. omelpress@bk.ru: mailto:omelpress@bk.ru

Source URL: https://salsknews.ru/%d0%b2-%d1%81%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba%d0%b5-%d0%b2-%d0%ba%d0%b0%d1%80%d1%8c%d0%b5%d1%80%d0%b5-%d1%81%d0%bc%d0%b5%d1%80%d1%82%d0%b8-%d1%81%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%b0-%d0%be%d0%b1%d0%bd%d0%b0%d1%80/