В согласии да любви: в гостях у бриллиантовых юбиляров Гашто

В согласии да любви: в гостях у бриллиантовых юбиляров Гашто
11 октября 10:00 2021 Печать 2336

Скромный домик, много цветов, небольшой огородик, уже вскопанный и подготовленный к зиме. Здесь живут простые труженики, уважаемая в Юловском супружеская пара Анны Фёдоровны и Петра Фёдоровича Гашто. Много на их долю выпало испытаний, оба — дети войны: она — 1937 года рождения, он — 36-го. Судьба свела их 60 лет назад, за что оба ей бесконечно благодарны.

СПАСЛА… ОСПА

Анна Фёдоровна родом из Ставропольского края — Ипатовский район, село Большая Джалга. Родители были обыкновенными крестьянами. «Отца и брата забрала война, мама нас, троих дочерей, воспитывала одна, — рассказывает о своей жизни Анна Фёдоровна. — Очень хорошо помню, как в начале Великой Отечественной из села забирали на фронт всех мужчин. Как подъехала полуторка к дому — и женщины и дети вышли провожать своих мужей, братьев, отцов. Все сели и уехали, и больше ни отца, ни брата я не видела… Когда немцы пришли в село, мама нас спрятала в русской печке и сказала: «Стоните, стоните тяжко». Фашисты въехали на лошадях во двор, ворвались в дом. У нас на стене висела фуфайка, ничего больше не было — жили бедно. Один говорит: «Отдай», а она: «Нет». А мы стонем, и немец спрашивает: «А что там у вас?» Мать говорит: «Оспа, дети болеют». И они выскочили из комнаты и убежали. Так оспа нас спасла, фрицы боялись разных болезней как огня…»

С ужасом и со слезами на глазах вспоминает Анна Фёдоровна своё голодное детство. «Есть было совершенно нечего, ходила по людям, просила хлеб у тех, кто побогаче жил, — говорит она. — Стою, плачу у двора — и вспоминать страшно… Ещё ходила на мельницу. Сыпанут в чашечку муки — несу матери, чтоб она бульон приготовила. Так и жили. Не до игр было. Всё сводилось к тому, чтобы добыть еды и не умереть от голода…»

Маленькая Аня очень хотела учиться. Осенью собралась, было, в школу, но её не взяли, сказав: «Куда ж ты босая пришла?» А какие там ботинки, какая одежда, не говоря уже и письменных принадлежностях — ничего у людей не было! И из-за этого учиться ей так и не пришлось.

После войны оставшаяся без кормильца семья Коржовых завербовалась в совхоз «Им. М.В. Фрунзе», который тогда строился. Да и здесь тоже не особо сытно жили. Мама Анны Фёдоровны устроилась грузчиком. Дочь ходила в школу, после окончания которой пошла нянечкой в детский сад, чтобы хоть как-то помогать матери. И может, так бы и работала в саду, если бы не случай.

Будучи членом сандружины, она познакомилась в Сальске с медсестрой Кларой Прокофьевной. Та прониклась к девушке и сказала: «Иди учиться на медсестру, я тебе помогу и на квартиру определю, будешь жить у моей свекрови».

Так Анна попала в медучилище, отучилась на медсестру, и после диплома её направили на третье отделение конезавода им. С.М. Будённого, в местную больницу. Ныне это посёлок Юловский. Здесь она и свою вторую половинку нашла…

ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА

Судьба Петра Фёдоровича схожа с судьбой супруги. Родился он на второй центральной усадьбе военного конного завода им. С.М. Будённого, Азово-Черноморский край — так и записано в метрике. К слову сказать, и третье отделение, и центральная усадьба конезавода — всё это часть истории нынешнего посёлка Юловский. А Азово-Черноморский край через год после его рождения был переименован в Ростовскую область.

В семье простых тружеников Гашто было пятеро детей. Когда началась война, все мужчины военного конного завода были брошены на эвакуацию техники и скота. «Но немцы до того быстро наступали, что отец не успел со своим гуртом уйти, — вспоминает Пётр Фёдорович. — Путь им отрезали, и он был вынужден развернуться назад и рассредоточить скотину по точкам. При всём при этом он ни одной головы не потерял! Когда пришли наши, он ушёл на фронт вместе с ними. Один раз приходил на побывку, я это хорошо запомнил. Мы, дети, косили камыш. Смотрим: солдат спускается с пригорка. И мы сразу угадали, что это наш отец. Старший брат побежал в бригаду мать предупредить, а мы его окружили, он нас обнял, взял за руки — и мы пошли домой…»

Это была их последняя встреча. Отец погиб в 1943 году в Днепропетровской области, в бою под селом Большая Софиевка. Брата не стало в городе Мга под Ленинградом. «В 1969 году нам пришло извещение из Большой Софиевки, что там состоится открытие памятника павшим героям Великой Отечественной, пригласили нас, мы все ездили, ещё мама была жива», — рассказал Пётр Фёдорович.

«ДЕТКИ, ПРОСТИТЕ…»

Несмотря на свои 85 лет, он до мельчайших подробностей помнит, как в село летом 1942 года входили немцы. «Это было после обеда, — вспоминает Пётр Фёдорович. — Сосед резал свинью: люди знали, что немцы близко, забивали скотину, чтобы не досталась врагу и солили. Наш дом находился у гребли. Слышим: трескотня. Видим, летит полуторка с такой скоростью, что немецкие мотоциклы не могут её догнать. Из машины отстреливались из винтовки. Доехав до мостиков через Маныч, она успела проскочить на другой берег. Мать сразу нас в погреб спрятала, и мы там ели вареники — это я чётко помню. Когда стало сереть, пошли танки, машины. У нас была двухкомнатная хата. Немцы жили в одной комнате, а нас выгнали в другую, где мы спали вповалку. При этом они забрали в свою комнату всё самое лучшее, что у нас было. А отец — с гуртом, на точках. Помню ещё вот что: мать тоже накануне резала живность, но одну гуску — не успела. Та кричит и кричит. Пришлось зарезать. Начала мама её варить, а сама пошла управляться в сарай. А запах-то вареного мяса идёт, так пахнет! Так немцы прямо из кастрюли руками доставали гусятину и ели…»

Помнит Пётр Фёдорович и совсем другой Маныч, с шириной русла до десяти метров. А обмелела река, потому что немцы взорвали дамбу Весёловского водохранилища — и вся вода сошла. Тем не менее рыбы было вдоволь, ею, собственно и питалось всё село. По крайне мере, летом. А вот зимой — голодали. «В хозяйстве была бойня, колбасный цех, резали скотину, а людям отдавали кости и кровь, — вспоминает Пётр Фёдорович. — Её кипятили, кровь «скипалась», и мы это ели. Зиму трудно было пережить. Весной — полегче, траву ели. Выжили. Помню, иной раз ляжешь спать и плачешь, потому что голодный. И мать возле нас: «Детки, простите. Я не смогла ничего приготовить. Завтра что-нибудь придумаю». Никто сейчас, слава Богу, такого и представить не может… В школу ходили босыми, пятками первый лёд на лужах разбивали. Но бегали быстро, чтобы ноги не замёрзли. А когда совсем холодно становилось, дома сидели. Так что хорошо хлебнули, ничего не скажешь…»

СВАТАТЬСЯ — НА ТЕПЛОХОДЕ

После школы Пётр пошёл разнорабочим в совхоз, а когда началось поднятие целины и потребовалось много механизаторов, поступил в школу механизации в Сальск. После два года отработал — и его призвали в армию. Служил в Закарпатье, в пограничных войсках. На его личном счету — пять задержаний нарушителей государственной границы!

Вернулся домой, а тут молодая медсестричка живёт по соседству. Анна Фёдоровна, кстати, дружила с сестрой Петра Фёдоровича, и, увидев бравого парня, сама проявила инициативу и первая с ним познакомилась. А он сразу и влюбился, полевые цветы дарил, в кино водил. Через год сделал предложение. Свататься в соседний Фрунзе вся родня отправилась на теплоходе. Сыграли скромную свадьбу, без фаты и пышного застолья. Из приданого — смена белья, да и всё.

Семейную жизнь начали в Юловском. Она работала в больнице медсестрой, он механизатором в совхозе. У обоих — большой стаж в своих сферах. Она — ветеран труда, имеет знак «Победитель соцсоревнования», множество медалей. У него — тоже внушительный список благодарностей и грамот от совхоза. Вырастили и достойно воспитали двоих сыновей, Сергея и Андрея, которые подарили бабушке и дедушке внучек — Валентину, Анну и Анжелу. Главное, их богатство сегодня — это правнуки: Дана, Алиса и Александр.

«Я ЕЁ НИКОМУ НЕ ОТДАМ…»

«В чём же ваш секрет семейного счастья?» — спросила я Анну Фёдоровну и Петра Фёдоровича. «В том, наверное, что мы всегда всё делаем вместе, слышим друг друга, ничего не скрываем, советуемся, — говорят они. — Ну, и, конечно, в любви и согласии…»

Супруги и сегодня без дела не сидят. Хоть и здоровье подводит, держат огород, выращивают овощи, сами делают запасы на зиму. В день нашего приезда Анна Фёдоровна, к слову, праздновала свой день рождения. Пара как раз ждала гостей. А накрывали стол, готовили угощения невесточки Оля и Лариса. «Повезло нам и с детьми, и с невестками, и со сватами, — говорят бриллиантовые юбиляры. — Всё сложилось, всё получилось. И пусть не нажили богатства, мы знаем, что не в этом счастье. Счастье — в друг друге, в наших детях, внуках, правнуках. Счастье — просто жить каждый день и видеть любимые глаза…» Каждому бы так, чтоб муж смотрел на тебя спустя 60 лет и говорил : «Я её никому не отдам…»

Мы поздравляем чету Гашто с прошедшей бриллиантовой свадьбой, а Анну Фёдоровну — ещё и с днём рождения! Пусть ваши годы ещё долго будут счастливыми, спокойными и радостными. Берегите друг друга и будьте здоровы!

Светлана Омельянович, 8(86372) 7-10-22, omelpress@bk.ru

salsknews.ru

написать комментарий

нет комментариев

Пока нет комментариев!

Вы можете начать диалог.

Добавить комментарий


доступен плагин ATs Privacy Policy ©