В списках теперь значится: сальские поисковики помогли увековечить память уроженца Карачаево-Черкесии

В списках теперь значится: сальские поисковики помогли увековечить память уроженца Карачаево-Черкесии
Ноябрь 29 10:00 2019 Печать 402

3 декабря в России отмечается День Неизвестного солдата. Благодаря сальским поисковикам за несколько дней до памятной даты установлена памятная табличка на месте гибели Пахата Биджиева. А началась эта история продолжительностью в несколько десятилетий с  электронного письма в редакцию salsknews.ru неравнодушной сальчанки Татьяны Астафьевой.

 

«В 2016 году ко мне обратилась жительница Карачаево-Черкесии Рада Байчорова. Родной брат деда её мужа, Биджиев Пахат Хасанович, 1919 года рождения, умер в плену. Известно, что в плен Пахат Биджиев попал в Сальске. У нее есть фото выписки из немецкого архива. Рада написала письмо в администрацию с просьбой разрешить установить памятную табличку на любом из памятников погибшим в нашем городе, но ей сказали, что это невозможно, поскольку данных о том, что Пахат Биджиев умер именно в Сальске, нет. Как известно, жители Кавказа, как никто, чтят свои корни, а у этой женщины — два сына, и семья очень хочет приехать и показать детям место, где похоронен их прадед. Если у военно-патриотического поискового клуба «Русич» есть желание и возможность заняться поисками, семья будет очень благодарна…»

ПО ДОРОГЕ ПАМЯТИ

Поиск привёл сальских исследователей военной истории в старинный город Острогожск Воронежской области. Население городка — всего 32 тысячи человек. Острогожская крепость была основана казаками в 1652 году, а спустя 100 лет стала городом. Горожане гордятся великими людьми, которые родились или бывали в Отрогожске — императором Петром Первым, одним из руководителей восстания декабристов Кондратием Рылеевым, художником Иваном Крамским, писателем Самуилом Маршаком. По некоторым данным, Острогожск посещал Александр Пушкин.

Родные теперь могут почтить память своего погибшего солдата. Фото редакции.

Но главной целью поисковиков было всё же увековечить память Солдата. Архивные данные подтвердили, что Пахат Биджиев попал в плен в 1942-м году, во время боёв за Сальск. Исходя из этого, были предположения, что он был расстрелян фашистами и захоронен в карьерах кирпичного завода. Но оказалось, что это не так. Судя по карточке Пахата Биджиева, 29 августа 1942 года из Сальска он был отправлен в острогожский концлагерь.

Как рассказала заместитель руководителя клуба «Русич» Яна Киршенко, семья Биджиевых жила в ауле Карт-Джурт в Карачаево-Черкесии. У супругов Хасана и Коканай росло два сына: старший — Далхат и младший — Пахат. Была и дочь, но она умерла ещё ребёнком.

Старший брат до войны отслужил срочную службу, вернулся домой. У него родилось трое детей. Когда пришло время служить Пахату, отец его не отпустил — так сильно переживал за младшего. Глава семьи решил повторно отправить в армию старшего сына. Братья были настолько похожи внешне, что те, кто их не знал, легко могли принять одного за другого. Впрочем, фотографии Пахата в семье не сохранилось, да её и не было, поскольку в довоенные годы в горных аулах фотографироваться было не принято, да и дорого.

Далхат же согласился продолжить службу — попал в кавалерию, а воевал уже в разведке.

Сохранились реальные немецкие фотографии острогожских концлагерей. В основном заключённые занимались здесь тяжёлой работой. Фото редакции.

23-летнего Пахата война застала на пастбище Абсекин, в 300-400 километрах от родного аула. В тех местах скот весной выгоняли на дальние пастбища, где он и находился всё лето, а возвращался домой уже осенью. Пахата забрали в армию прямо с пастбища, весной 1942 года, и сразу, без учебки, отправили на фронт. Как военная судьба привела его в Сальские степи, доподлинно не известно. Не успев повоевать, солдат попадает в плен. От Пахата было единственное письмо, и на этом его связь с родными прервалась…

ИНФОРМАЦИЯ ПОДТВЕРДИЛАСЬ

Поисковики буквально по крупицам восстановили тяжёлую судьбу солдата. Судя по всему, из Сальска Пахат Биджиев попал в ДУЛАГ-191 — немецкий сортировочный концлагерь на территории острогожского кирпичного завода.

25 октября 1942 года Пахат был помещён в лагерный лазарет и всего лишь через три дня он умер. Как рассказали поисковики, удалось им установить, и где он похоронен  — благодаря тому, что они знали дату его гибели, а немцы, как оказалось, каждый месяц изыскивали новое место для захоронений. Октябрьские захоронения 1942 года были сделаны в районе села Гнилое, в окрестностях Острогожска.

Памятную табличку с именем Пахата Биджиева установили на территории мемориального комплекса. Здесь находится часовня, камень-памятник и кресты. Под каждым крестом лежат от 500 до 1000 человек. По словам поисковиков, конкретно лагерные останки идентифицировать невозможно. Если в некоторых концлагерях заключённым давали робу и номер, то здесь даже этого не было.

Руководитель клуба «Русич» Сергей Киршенко показал нам ответ из архива немецкого бундесвера. Судя по нему, у немцев есть только карточки военнопленных, которые могут подтвердить информацию наших поисковиков, но никакими дополнительными сведениями немецкие архивы не располагают.

Никакую технику узникам не давали — только ручной труд.   Фото редакции.

ЛЮДИ В НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ

Попав в концлагерь, Пахат Биджиев оказался, без преувеличения, в настоящем аду. В Интернете есть информация о 14-ти концлагерях на территории Острогожска, но местные старожилы и гид наших поисковиков, историк и руководитель местного поискового отряда Виктор Стрелкин подтверждают, что их было 18.

В основном, фашисты привозили сюда пленных из Сальска, Миллерово и Харькова. Большая часть заключённый строила так называемую «берлинку» — 30-километровый отрезок железной дороги, позволяющий соединить существующие ветки, чтобы перебрасывать немецкие войска и технику под Сталинград. Её ещё называли «дорога на крови».

Кроме того, пленные и местные жители вязали маты из собранного камыша. Их устанавливали по обочинам дороги, чтобы немецкие машины могли пройти по этому коридору, не попадая в снежный занос.

Работали пленные вручную, в то время как немцы пользовались техникой. Для себя они построили водонапорную башню, вырыли колодцы с чистой водой, даже простейшее здание вокзала построили (когда фашисты бежали из города при наступлении Советской Армии, всё это взорвали).

Условия в концлагере были нечеловеческими. Заключённые жили под соломенным навесом, спали на земле, постоянно оставались в летней одежде. Пленных кормили один — максимум два раза в день тухлым мясом (наши кавалеристы, отступая из города, оставили лошадей — раненых или уже мёртвых), к которому добавляли пару ложек  размоченного водой зерна.

Воды не давали совсем. Местные жители описали случай, когда молодые охранники до смерти забили пленного только за то, что он пошёл к ручью напиться. Предупредили, что так будет с каждым, кто попытается ослушаться «хозяев».

В октябре-ноябре пленных заставляли купаться в холодной воде в реке. Если человек умирал от непосильной работы, голода и холода, его тело могли на 2-3 дня оставить на насыпи дороги. По данным поисковиков и историков, в острогожских концлагерях погибли, предположительно, более 10 тысяч человек. Известны имена только единиц из них.

Пережитый кошмар на всю жизнь остался в памяти тех, кто через это прошёл. Местные жители рассказали, что одному из пленных всё же удалось бежать из лагеря, и уже в конце 1960-х годов он вместе с семьёй приехал в Острогожск. Этот человек, взрослый мужчина, буквально рыдал, рассказывая свою историю.

Потом вместе с местным жителями накрыл стол в Доме культуры, чтобы помянуть тех, кто навсегда остался в этой земле… Правда, как ни просили, мужчина не назвал свою фамилию. В те времена военнопленный практически означало предатель, и этот страх крепко сидел в сознании людей…

До сих пор на бывшей территории лагерей остались ямы, где покоятся пленные, в том числе законсервированные, потому что причиной смерти людей стал тиф. Сейчас эта территория выкуплена частным лицом, работы на ней запрещены.

«В ГЛАЗАХ ГОРЦЕВ СТОЯЛИ СЛЁЗЫ…»

На торжественную церемонию установки памятной таблички приехали родственники Пахата Биджиева: внучатый племянник Заур (внук его старшего брата), его супруга Рада и два их сына — Рамиль и Шамиль.

Родные сейчас живут в станице Сторожевой Карачаево-Черкесии. По дороге в Воронежскую область они заехали в Сальск, а отсюда, уже вместе с семьёй Киршенко, отправились в Острогожск.

«Я впервые увидел слёзы на лицах этих мужественных людей. Для всей семьи это было настоящим потрясением»,  — рассказал Сергей Киршенко. — .

Как оказалось, отец Заура Биждиева ещё в послевоенные годы пытался хоть что-то узнать о своём дяде, писал запросы — ничего. Тогда он пообещал: «Если хоть какая-то весточка придёт, куплю быка и приглашу всех на поминальный обед». Несколько дней назад он сдержал свой слово. Собрал односельчан — человек 300-400, чтобы помянуть родного человека.

Поисковики благодарят за финансовую помощь в организации поездки директора СККПЛ Олега Басова, предпринимателя Геннадия Доценко и члена клуба «Русич» Алексея Галактионова.

 

Ольга Борисова, 8(86372)7-10-22, olya.borisova.2018@inbox.ru

salsknews.ru

  Теги статьи:
  Категории:
написать комментарий

нет комментариев

Пока нет комментариев!

Вы можете начать диалог.

Добавить комментарий

Ваши персональные данные будут в безопасности Ваш электронный адрес не будет опубликован. Также другие данные не будут переданы третьим лицам.
Все поля являются обязательными.