Евгения Ковалева: «Без помощи сальчан медикам с инфекцией не справиться»

Май 29 15:18 2020 Печать 3298

Главный врач Сальской центральной районной больницы подробно ответила на вопросы наших читателей

Примерно полгода прошло с момента обнаружения вируса COVID-19 в мире, россияне два месяца прожили в самоизоляции: кто — дома, а кто — в масках на работе. А как дела обстоят в Сальске? На вопросы наших читателей отвечает главный врач СЦРБ Евгения Ковалева.

СТРОГОСТЬ — ОПРАВДАНА!

— Евгения Игоревна, очень много вопросов от читателей  такого плана: «Зачем столь строгие ограничения, когда большинство людей переносят коронавирус как обычную простуду?»

— Далеко не все переносят его как обычную простуду, и у многих людей наблюдаются осложнения — очень тяжелая пневмония в виде дыхательной недостаточности, сопорозного состояния и даже комы. У этой вирусной инфекции — опасные последствия. Но, к счастью, мы встречаем больше случаев бессимптомного течения или болезни в легкой форме. Это  радует: иначе поражение этой пандемией было бы, как в других странах мира, — очень массивное.

Сейчас в нашем районе так много заболевших ввиду вспышки в  Сальском психоневрологическом интернате. Инфекция быстро распространилась в учреждении с большой скученностью людей — в ПНИ порядка 750-ти получателей услуг. К сожалению, инфекция проникла туда, и заболевшие есть и среди проживающих, и среди персонала…

ТАМ, ГДЕ ВСПЫШКА ИНФЕКЦИИ

— Как ведется работа с заболевшими в Сальском психоневрологическом интернате?

— С одной стороны, закрытый тип учреждения способствовал быстрому увеличению количества заболевших, а с другой — полный карантин там сейчас помогает предотвратить распространение инфекции из этого очага по городу и району. Проживающие получают лечение в учреждении, а заболевшие сотрудники находятся дома на самоизоляции.

Сейчас большинство больных коронавирусом из ПНИ не нуждаются в госпитализации — они находятся в самом учреждении, где обеспечена  изоляция заболевших от здоровых. Ежедневно на месте их осматривают доктора. 8 проживающих госпитализированы, потому что у них развилась пневмония, и они получают стационарное лечение.

— В ПНИ на время карантина сотрудники работают в две 14-дневные смены без выхода из интерната. Как им безопасно вернуться домой?

— Они уходят на самоизоляцию в любом случае — по предписанию Роспотребнадзора будут на карантине еще 14 дней, но уже дома. Естественно, все они будут обследованы и протестированы на коронавирус. Если никаких симптомов заболевания отмечаться не будет, на десятые сутки с момента выхода планируется их повторное обследование, чтобы окончательно определиться, есть ли заболевшие.

— А если посмотреть в отдельности от ПНИ на ситуацию с заболеваемостью в районе?

— В целом по Сальскому району (без учета больных коронавирусом в психинтернате) болеет 51 человек. Это среднеобластной, достаточно неплохой показатель. Но, думаю, цифры немного изменятся, потому что мы имеем мину замедленного действия — заболевших в психинтернате.

НА ПЕРЕДОВОЙ

Ковидный госпиталь в больнице развернут на базе педиатрического отделения и инфекционного. На фото редакции — педиатрическое отделение.

— Справляется ли моногоспиталь в ЦРБ с количеством больных?

— Как я уже говорила в предыдущем интервью, госпиталь, развернутый в зданиях инфекционного и педиатрического отделений, располагает 85-ю местами для заболевших. Сегодня у нас госпитализирован 31 человек. Из них 30 — жители Сальского района и один – Весёловского (лечение начато до вспышки в ПНИ). Как известно, ковидный моногоспиталь, развернутый на базе Сальской ЦРБ, изначально предназначался для лечения пациентов из девяти районов. Но из-за вспышки заболеваемости в ПНИ было решено, что он будет принимать только жителей Сальского района. И сегодня мы имеем 54 свободные койки в резерве только для госпитализации жителей Сальска и района, в случае необходимости.

— Как работают медики в госпитале?

— В госпитале сегодня работают 45 человек — врачи, средний медперсонал и санитары. Их 12-часовая смена делится на две части — шесть часов работы, шесть часов перерыва, еще шесть часов работы и сутки — отдыха. Такой график выбран, потому что средства индивидуальной защиты нужно менять раз в шесть часов.

— Каковы особенности работы в противочумных костюмах?

— В спецкостюме ничего нельзя: ни выйти, ни попить воды, ни ухо почесать. Медик, как космонавт в скафандре, выходит в «грязную», или так называемую «красную», зону и должен отработать там шесть часов, будь то медсестра, реаниматолог или анестезиолог. После шести часов они выходят через шлюз, определенным образом снимают спецкостюм и занимаются своими делами. Это тяжелый труд, учитывая то, что начинается лето, что вентиляции в госпитале быть не должно. Может быть, но у нас такой нет, поэтому Роспотребнадзором предписано вентиляцию закрыть — и никаких кондиционеров. Условия работы очень напряженные.

Также в спецкостюмах сложнее вести диагностику, но врачи и медсестры к этим трудностям приноровились. Дело в том, что наши медики имеют больше опыта работы в противочумных костюмах, чем специалисты некоторых других районов области, — каждый год они используются в период крымской геморрагической лихорадки.

— Клещи уже активны. Куда госпитализируют заболевших КГЛ и другими инфекционными заболеваниями, кроме коронавируса?

— Да, растет количество укушенных клещами. И первый случай заболевания крымской геморрагической лихорадкой был зарегистрирован во вторник, 26 мая. По приказу областного Минздрава, наших пациентов с инфекционными заболеваниями, кроме COVID-19, принимает больница в Целине.

— Где размещаются медики, работающие в моногоспитале?

— На базе бывшего кардиологического отделения больницы открыто общежитие для наших медицинских работников. Они не уходят домой в шестичасовой перерыв, а возвращаются в общежитие, где созданы условия для отдыха. В свой суточный перерыв они, как здоровые люди, могут ходить домой, поскольку работают в средствах индивидуальной защиты, проходят еженедельное тестирование, и не происходит никаких биологических аварий. К счастью, у нас пока не было случаев заражения медицинских работников коронавирусом. Так что общежитие создано, в первую очередь, для удобства работы. Но медики, конечно, в большинстве остаются в общежитии. Это их сознательное решение. Во-первых, они не рискуют своими семьями. Во-вторых, оставаться заставляет интенсивный труд: когда возвращаешься в семью, а там свои заботы и проблемы, и никто их не отменял, отдыхать-то когда?

К нам приехали специалисты из областной больницы — 4 врача и 4 медсестры, которые помогают справляться со вспышкой в психинтернате. Мы предусматриваем размещение врачей и другого медперсонала, который уже прибыл и будет прибывать к нам из других территорий для работы в госпитале, либо в нашем общежитии на базе кардиологического отделения, либо в гостинице. Для врачей организовано трехразовое горячее питание, чтобы они могли не отвлекаться на бытовые вопросы и занимались непосредственно своей работой.

Инфекционное отделение принимает ковидных больных вместе с педиатрическим. Фото редакции.

— Какой срок нужен заболевшему для выздоровления?

— Это — всегда индивидуально, ведь люди болеют по-разному — кто-то с сильным иммунитетом за неделю выздоравливает, а кто-то будет месяц болеть. В среднем же, заболевание длится 10-14 дней.

Уже 13 пациентов госпиталя полностью выздоровели. Мы получили на них два отрицательных результата тестов с разницей в сутки. По всем нормативным актам мы вправе их выписать — они здоровы и могут приступать к работе, если на их предприятиях нет режима самоизоляции.

— Могут ли выздоровевшие заболеть повторно?

— Инфекция новая, достаточно не изученная. Сейчас перед нами стоит задача по первичным случаям заболевания. У переболевших формируется иммунитет. Насколько он будет стойкий — сложно сказать.

Сегодня самое главное для нас, сальчан, — соблюдать режим самоизоляции: минимизировать контакты с близкими, родственниками, друзьями. Самоизоляция — главная помощь медикам сегодня, и наши пациенты, и все сальчане должны это понимать. Мы работаем в очень и очень напряженном графике: врачей не хватает, они тоже могут заболеть, часть медиков ушла работать в ковидный госпиталь, а часть осталась в приемном отделении и поликлинике (участковых терапевтов — всего четыре: и на приеме, и на вызовах) — и их не хватает, чтобы полностью охватить весь район.

И СНОВА — О МАСКАХ

— Так нужны ли маски, если они не дают 100% защиты от заражения?

— И маски, и перчатки мы вынуждены носить не от хорошей жизни. В первую очередь — это защита от бессимптомных носителей, от встречи с которыми никто не застрахован — у нас их достаточно много. У них нет симптомов заболевания, они не знают, что больны, и посещают  общественные места, ходят к родственникам, «раздают» вирус окружающим. Если такой человек носит маску, риск заражения окружающих снижается во много раз. Никто точно не может сказать, что он не болен сегодня или не переносил вирус месяцем ранее. Поэтому маски нужно носить, чтобы обезопасить своих же близких.

— Какие именно маски эффективнее защищают от заражения?

— Есть понятие медицинская маска, а есть понятие немедицинская маска. Вот немедицинские маски — это из области самодеятельности: два слоя ткани, шесть слоев марли, или как вы ее сшили. Ее барьерные свойства ниже, чем у медицинской, — обычной тонкой маски из аптеки, которую нужно менять каждые 2-3 часа. Да, в начале пандемии был дефицит медицинских масок, но теперь многие предприятия перешли на их пошив, и это средство защиты можно купить и в аптеке, и в магазинах. Лучше, конечно, пользоваться медицинскими масками, которые проверены и на 90% защищают от проникновения вируса через масочный барьер. К сожалению, на вопрос ценообразования мы с вами повлиять не можем…

Также достаточно эффективны ватно-марлевые повязки, изготовленные по ГОСТу. Такие делали в нашей больнице во время дефицита масок, их обеззараживали, обрабатывали в автоклаве. Любой может сделать такую многоразовую маску дома, строго придерживаясь требований ГОСТа, и ее можно будет замочить в хлорсодержащем растворе, постирать, прогладить утюгом и применять повторно.

Если делать всё по правилам, после 2-3 часов в медицинской маске вы должны ее снять, сложить в пакет и утилизировать. Да, маска не обеспечивает стопроцентной защиты от вируса, но всё равно уровень защиты существенный и он лучше, чем никакой.

— Нужна ли маска на улице?

— По распоряжению губернатора Ростовской области маски должны носиться на улице везде. Вне зависимости от того, центральная ли это улица Ленина или переулок на окраине. В первую очередь, вы должны думать о себе, о том, что защищаете себя от других заболевших, — вы же не знаете, с кем контактируете.

А вот общаясь с теми, с кем живете в одном доме, или гуляя по своему двору, маску надевать не надо. Если же к вам приходит кто-то с улицы — соцработник, аварийная служба — маски необходимы для всех, как и социальная дистанция в полтора метра, которую никто не отменял. Это еще один эффективный немедицинский способ профилактики коронавируса, обязательный к применению.

— Как надо носить перчатки? Где они действительно нужны?

— Их ни в коем случае не надо носить весь день, если этого не предусматривает работа. Возвращаетесь из магазина, где были в перчатках, снимаете и аккуратно их утилизируете, сложив в пакет.

Абсолютно неправильно думать, что, если носить перчатки весь день, будешь защищен от коронавируса. Инфекция оседает на перчатках и ждет, пока вы дотронетесь до лица.

— Перчатки можно мыть и использовать повторно?

— Есть специальные режимы обработки с применением дезинфицирующих средств — по рекомендации Роспотребнадзора для этого подходит спирт 70%. Но при обработке дезсредствами нужно выдерживать экспозицию, а не просто протер спиртом и побежал дальше. Так что в идеале перчатки должны быть одноразовыми.

— Какие предметы обязательно нужно дезинфицировать?

— Обязательная обработка несколько раз в сутки требуется всему, за что мы часто беремся в течение дня: гаджеты, сумки, ключи и так далее. Да, сложно представить 5-10 минут без телефона, но после обработки он должен это время полежать, и его не нужно касаться.

— Человек, контактировавший с заболевшим коронавирусом, почувствовал у себя признаки заболевания. Что дальше?

— Он должен находиться в самоизоляции, позвонить в поликлинику, оставить свои контактные данные — и к нему выезжает наша бригада на первые или вторые сутки. Это либо выделенная бригада скорой помощи или доктор, который выезжает на дом. Каждый день человек звонит в поликлинику и сообщает, есть ли у него проявления заболевания. Если таковых нет — на 10-е сутки после контакта с заболевшим его тестируют на коронавирус, а если признаки ОРВИ есть — тест должен быть проведен в тот же день.

ЭТО НЕ ТЮРЬМА

— Среди комментаторов популярен вопрос: «Почему всех заболевших, контактировавших с ними, а также приехавших из-за границы или из другого региона страны, не изолировать в медучреждении?

— Во-первых, больница не рассчитана на то, чтобы изолировать здоровых людей, это не наша функция — изолировать кого-либо. Больница на то и больница, чтобы выявлять заболевших и лечить. Так что соблюдение самоизоляции зависит только от сознательности наших граждан. Ведь это в нормативных документах прописано, что человек, прибывший из другого региона, должен заявить о себе в поликлинику по месту жительства или в оперштаб и соблюдать самоизоляцию. Есть у нас добросовестные жители, которые заявляли о себе, сидели дома, ни с кем не контактируя 14 дней, но есть и такие, кто пренебрегал этими правилами, что может привести к массовому распространению инфекции, с которым будет очень трудно справиться.

Поэтому, если больница узнает о фактах нарушения самоизоляции, данные передаются в полицию, а там уже составляют протокол об административном правонарушении. Был такой прецедент: ковидный больной гулял по городу, зная свой диагноз, когда ему была предписана полная изоляция дома, — этим случаем тоже занималась полиция…

— Как хронические больные в самоизоляции получают льготные лекарства?

— Основная масса таких пациентов, некоторые из которых больше подвержены риску заражения, получила свои лекарства, не выходя из дома, благодаря помощи волонтеров и УСЗН. Сейчас гораздо больше пациентов пошли получать рецепты в поликлинику сами: у кого-то возникли вопросы к врачу, а кто-то просто устал сидеть дома. Практика по доставке льготных лекарств хроникам продолжается (для этого пациенты звонят в регистратуру) и сейчас, но и тем, кто приходит в поликлинику, в приеме не отказываем.

САМОИЗОЛЯЦИЯ — НАШ ПОМОЩНИК

Обращу внимание на режим самоизоляции. По сути, он недостаточно, слабо соблюдается, и хочется, чтобы сальчане не забывали, что мы сейчас, к сожалению, занимаем одну из лидирующих позиций в области по количеству заболевших. Если все вместе не начнем думать друг о друге, то медики сами не справятся с наплывом заболевших.

Яркий пример нарушения режима самоизоляции и пренебрежения элементарными средствами защиты — то, что творится в Дагестане: там многие люди не верили в коронавирус, ходили в гости, отмечали праздники все вместе. И что мы на сегодня имеем? Там развертываются военные госпитали, чтобы справиться с наплывом заболевших. Я прошу жителей Сальского района задуматься над этим!

ОКАЗАЛИ ПОМОЩЬ

Знаете, когда в Сальске возникла сложная ситуация со вспышкой заболевших, многие стали откликаться, чтобы оказать благотворительную помощь. Так благодаря обращению областного Минздрава мы получили поддержку от московского благотворительного фонда помощи хосписам «Вера»: нам прислали значимую гуманитарную помощь, чтобы наши врачи имели достойный уровень защиты для работы в ковидном госпитале с зараженными пациентами. Это большое количество многоразовых противочумных костюмов, защитные экраны, перчатки, маски, респираторы, бахилы, дезсредства.

Все наши медицинские работники трудятся на передовой не покладая рук. Хочу поблагодарить их за тяжелый труд и как руководитель, и просто по-человечески сказать им огромное спасибо за то, что они откликнулись и пришли работать в госпиталь, несмотря на свои личные дела: они оставили свои семьи, перешли в общежитие и полностью заняты работой.

Спасибо не только сотрудникам, которые работают в госпитале, но и тем, кто в поликлинике, принимает пациентов и выезжает по адресам — это очень кропотливый труд.

Мы благодарны, что сложная эпидситуация в районе не пущена на самотек, а контролируется и активно отрабатывается, в том числе в тесном сотрудничестве с правительством региона, министерством здравоохранения.

Все медицинские работники, естественно, получают в полном объеме все стимулирующие выплаты, надбавки – все, которые положено, о которых говорил президент. Радостно знать, что труд медицинских работников сейчас ценят.

— Многие считают, что после двух месяцев в самоизоляции, пора снимать маски…

— Это очень спорный вопрос. С опасением отношусь к идее скорой отмены ограничительных мер, учитывая напряженность сегодняшней работы медиков. Как показала практика, если ситуация лучше не становится, послабления могут и отсрочить.

— Как думаете, долго ли продлятся ограничения? До каких пор нам носить маски и не жать друг другу руки?

— Посмотрите, в Китае, где всё началось, до сих пор носят маски и соблюдают дистанцию, насколько это возможно! Тем не менее там регистрируются случаи повторного заболевания. Инфекция еще слабо изучена, и давать прогнозы не буду. Будем надеяться, что масочный режим не затянется на долгие месяцы, и в ближайшем будущем мы вернемся к привычной жизни. Сейчас вся надежда на то, что у нас формируется иммунная прослойка из переболевших (любой степенью тяжести, даже бессимптомно) граждан. Пока ее нет, мы будем получать вспышки заболеваний. Посмотрите, в Европе начинают понемногу отходить от жестких ограничений и возвращаться к нормальной жизни, но там не отменяют ношение масок и перчаток.

 salsknews.ru

написать комментарий

нет комментариев

Пока нет комментариев!

Вы можете начать диалог.

Добавить комментарий

 необходимо принять правила конфиденциальности