Повороты сюжета: история с первыми кадрами в Сальске

Повороты сюжета: история с первыми кадрами в Сальске
Август 24 10:00 2019 Печать 659

Телепродюсер Виктор Григоренко — о родных местах, родителях, творчестве и любви

Тихая улочка Колбасовская на границе центра и Кучерды не знает, что такое асфальт. Здесь, как и 40 лет назад, в тени туй, абрикосов и винограда прячутся от летнего зноя дворы. Редкие автомобили жителей (таксистов ведь на грунтовую дорогу, да еще и через брусчатку на Краснодонцев, и калачом не заманишь) высоко поднимают пыль, а вечером выходит детвора поиграть. На таких улочках и растут многие поколения сальчан, сохраняя в памяти милый сердцу образ на всю жизнь. С этого «кадра» и начинается история нашего земляка Виктора Григоренко…

Мадина теперь тоже — Григоренко! Фото — Алексея Улецкого и Александра Абраменко.

+1 ГРИГОРЕНКО
О приходе гостей звонко оповещают Хвостик и Дружок. Все расположились за столом под навесом в глуби двора. Папа и мама — Николай Иванович и Валентина Николаевна, младший брат Сергей, друзья-телевизионщики — Сергей и Влад, а в центре внимания — старший сын Виктор и его супруга Мадина — на днях они поженились. За столом вспоминают яркие и душевные моменты торжества. Поздравительные видеооткрытки молодым слали со всего мира!
— Это был настоящий спектакль в трех актах, который мы воплотили вместе со специалитом по методике клубной работы РДК Еленой Холод, — вспоминает автор собственной свадьбы Виктор, написавший к ней сценарий на 40 листов. — Сальск стал местом встречи старых друзей, которым всем вместе по-другому никак не собраться. Все так были рады увидеться, что даже про молодых иногда забывали!

Для меня важно было провести это событие у родителей — 5-го августа папа отметил свое 80-летие. А еще — удивить гостей местным колоритом, сальскими фишками. Например, вышли из ЗАГСа серьезные, казалось бы, люди — и совершили круг почета по улице Ленина и парку на паровозике, что катает детвору. Хотелось показать всем виды города с колеса обозрения, совершив символичный круг по сальскому небу, но, к сожалению, аттракцион закрыли на ремонт…

Экскурсия по городу. Фото из архива Виктора Григоренко.

САЛЬСК — ЭТО…

— Что еще показали гостям города? — продолжает Виктор. — Конечно, это улица Ленина — лицо Сальска, его фирменная картинка! Сальчанам определенно есть чем гордиться. Мы просто привыкли, что у нас есть такая закрытая, зеленая пешеходная зона в центре города, а, например, у моих друзей в подмосковных городах зачастую такой нет. Еще для меня Сальск — это железнодорожный вокзал, Дворец культуры и кинотеатр «Дружба», но, увы, две изюминки город потерял. Нет той советской «Дружбы», название которой написано шрифтом из киножурналов. Как порой было сложно попасть на премьеры! Стояли в очереди: справа, кажется, были кассы предварительной продажи, а слева очередь была всегда. Жаль расставаться и с вокзалом. Даже писал обращение президенту во время очередной прямой линии: «Не разрушайте вокзал! Ведь будет очередная стекляшка, как везде…»
Уцелевшие визитные карточки города остается беречь. Когда в ДК зашел в кинозал и увидел ту самую люстру, которая еще сорок лет назад там же висела, пробрало до мурашек — это же мое детство! Еще запоминается Сальск несколькими довоенными зданиями — ДК, гостиницей местхоза (Ленина, 15, дом с флюгером), художественный музей, универмаг и банк на углу улиц Ленина и Буденного — яркий представитель советского конструктивизма.
Удалось побывать на экскурсии даже на нижних ярусах строящегося на Юбилейной площади собора. Это ведь уникальный проект, один на всю страну! Внутри поражает масштаб. Мне есть с чем сравнить: и со столичными, и с заграничными храмами. Сделали так сделали!
Ну, и, конечно, родные места для меня — берега Маныча. Так чувствуется здесь сила реки — больше, чем на Дону. Свозил туда и гостей…

Семья Григоренко. Середина 1980-х годов. Фото из семейного архива.

ВСЁ НАЧИНАЕТСЯС КОЛБАСОВСКОЙ
И, конечно, Сальск — это Колбасовская улица. История моей семьи, концентрация воспоминаний: здесь семейный очаг, истоки. Через три дома от нас жили мамины родители — и детство у нас с братом Сергеем было «на два дома». С радостью отпрашивался на выходные к бабушке и дедушке, потому что знал, что там можно «зажечь»: они разрешали всё! Во дворе у нас всегда собиралась масса детворы, постоянно придумывали игры, даже театр устраивали. Или канат забросим на старую грушу и лазаем… А на входе в огород долгие годы висела табличка «Летний сад» — написал красной краской, приколотил, и никто ее не снимал. Мелом на летней кухне оставлял свои записки, даже как-то всех друзей просил оставить автографы, но их давно дождем смыло…
— Парни на месте не сидели! Пока Сергей новый велосипед разбирал и изучал, Вале чуть плохо не стало: зачем, он же — новый! А Виктор как-то заправил машину и поехал, масло не проверив! — смеясь, вспоминает отец Николай Иванович, который до пенсии трудился водителем в автоколонне.
— Да и у родителей большая тусовка друзей собиралась. После первомайской демонстрации — все к нам! А мама Валентина Николаевна (мастер почти «художественного» свиста и знаток развеселых частушек — добавим от редакции) — душа всех дружеских посиделок.

ВЫБРАТЬ ЗА ОДИН УРОК
— Когда дело шло к старшим классам Вити, я работала в «Союзпечати». У коллег две выпускницы-умницы не поступили в вузы, и через год тоже. Ой, что было! — хватается за голову, сбрасывая дурное воспоминание, Валентина Николаевна. Начав трудовой путь на консервном заводе, она работала и на почте, а с 60 до 70-ти лет — в отделе подписки «Сальской степи». — А он еще за друзьями пошел, выбрал класс «В», а не «А», и русский язык запустил. Сочинения писал: за содержание — пять, за грамматику — двойка, а если четверка — это праздник.
— Да, единственное, о чем жалею в школе, что не попал в своей первой школе к учителю Валентине Григорьевне Светозоровой, — добавляет Виктор. — Легко писал сочинения, включая фантазию, а уж как писал — проблема. Вплотную за русский язык взялся в восьмом классе, когда понял, чем буду заниматься в жизни.
Мне очень повезло с учителем немецкого языка Тамарой Тимофеевной Потопиной — на ее уроках всегда было интересно. В 1987 году на ее урок пришла Валентина Гавриловна Гладкова, редактор сальского радио, которая позвала наш восьмой класс на экскурсию в свою редакцию (в здание, где сегодня располагается прокуратура). Так я стал сотрудничать с сальской редакцией радиовещания. Когда в связи с этим мне приходилось прогуливать уроки, Тамара Тимофеевна становилась на мою сторону, прикрывая меня перед педсоветом: «Человек ищет будущее!» А спустя время я имел честь говорить в вечернем радиоэфире: «Говорит Сальск». Вот вам и поворот сюжета…

Детство прошло на Колбасовской улице. Фото из семейного архива.

 

Пионер Витя Григоренко. Фото из семейного архива.

ШКОЛЬНИК — НА РАДИО
Кстати, я ни разу не писал в «Сальскую степь» (лишь год назад прислал свой первый отклик на публикацию о Тамаре Потопиной в нашу газету. — ред.), не умею «по-газетному». В электронных СМИ — на радио, на телевидении — мы по-другому доносим информацию: короткие фразы, простые предложения и другие нюансы. Сначала было трудно привыкнуть к своему голосу в записи. Первый репортаж на радио, первая начитка, ценные советы. Становилось больше разрешенных тем, и люди ждали наших репортажей — о первом конкурсе красоты «Мисс сальчанка», первую в районе радиопрограмму о священнике, отце Николае, который успокаивающе положил свою руку на мою и рассказал, что церкви бояться не стоит. Ответственный редактор Михаил Васильевич Капустян с осторожностью воспринял эту тему, которую мы развивали с Валентиной Гавриловной. Тогда еще наши передачи литовались (подвергались цензуре) в Ростове, а мне же казалось, что свобода слова у нас наступила полная.
С этой юношеской уверенностью (наивностью?) связана еще одна ситуация, сегодня уже смешная. В администрации было открытое совещание, где выступал первый секретарь горкома. Тогда в стране уже шла перестройка, и мне казалось, что в СМИ можно говорить обо всем, в том числе — и критиковать какие-то моменты. И вот предложили задать свои вопросы — и я, с большим магнитофоном «Репортер» и микрофоном в руках, сказал, что наш городской парк выглядит неухоженно, каруселей мало, и молодежи в нем скучно. Может, и брякнул что-то лишнее… А через два дня, еще до выхода передачи в эфир, раздается звонок от нашего ростовского начальства: «У вас там всё нормально? Нет конфликта?»

КАКИХ НЕ БЕРУТ В ЖУРНАЛИСТЫ?
— 1989 год: выпускные экзамены в школе, вступительные — в Ростовский госуниверситет, 50-летие нашего папы. Дочки моих коллег уже в третий раз поступают… А что же мне с Витей делать, когда у него и тройки бывают? Младший, технарь, найдет, куда знания применить, а старшего с микрофоном-то — куда? — вспоминает Валентина Николаевна.
— Журналистика в перестрой-ку казалась чем-то недосягаемым.
Конкурс — очень высокий, набор — всего 30 человек, — нагнетает Виктор. — Благодаря родителям я два года занимался с лучшими репетиторами и школу окончил без троек.
— Даже на финишной прямой перед поступлением донимали неприятности. Последний экзамен в вуз, а он забыл пропуск в корпус ростовского журфака! — говорит мама.
— Пока на другой конец Ростова за ним съездил — уже полдень. Теряю время, теряю силы, сажусь отвечать среди последних претендентов. Преподаватели уже тоже уставшие, раздражительные. Видел, как людей буквально после одной фразы срезали и отправляли готовиться на следующий год.

Из аудитории никого до ответа не выпускали. Мама шесть часов нарезала круги по Пушкинской, переживая и за меня, и за плачущих на выходе детей. И тут в моем «сценарии» — снова интересный поворот: на выпускных экзаменах в школе отвечал лирику Маяковского — и здесь этот же вопрос! Повезло, что экзаменатор проявил терпение, когда я вступил в дискуссию. Со словами: «Я не разделяю вашей точки зрения. Когда вы поступите к нам, мы подискутируем на семинарах», — он вручил мне бланк. Мама меня часами выглядывала, но пропустила. Похлопал ее по плечу: «А у меня — пять».
— Я так разревелась, до самой остановки взахлеб рыдала, — добавляет мама.

Кадры из семейного архива.

— Пятерка по этому экзамену гарантировала зачисление. Мой номер в приказе был 13-й. Кстати, готовился я поступать в МГУ, два года проходил заочные курсы: по почте получал задания от преподавателей журфака и высылал свои ответы. А в 1989-м абитуриентов журфака МГУ обязали сдавать историю. Но как учить историю, тогда не знали: одни руководители ушли, другие пришли… Решил поступать в Ростов, тем более что вместо истории здесь сдавали немецкий язык! Сейчас я только рад, что поступил в РГУ, откуда попал на ростовское телевидение. Меня стали узнавать на улицах, появилась масса знакомых — это вселило веру в себя. А в Москве стал бы одним из многих…

СТУДЕНТ — НА ТВ
С большой благодарностью вспоминаю своих вузовских преподавателей. Это были практики, боги профессии. Очередной сюжетный поворот в моей истории случился на втором курсе — журналист «Дон-ТР» Евгения Всеволодовна Апарина позвала группу на экскурсию в редакцию. Так я и остался на телевидении, получив работу. Здесь, помимо голоса, — картинка: камеры, студии, первое появление в кадре. Даже декан за пропуски, связанные с работой, грозил отчислить. Я сидел на 1-й Баррикадной, 18, в здании Гостелерадиокомитета. А там — суперпопулярные в Ростове журналисты! На телевидении тогда начали открыто обсуждать волнующие темы, и всё внимание зрителей было приковано к эфиру.
Сначала попал в редакцию программ для детей и юношества, где часто выезжал в Сальск снимать творческие коллективы ДКЖД, фильм на юбилей родной первой школы. Потом Евгения Всеволодовна позвала в производственное объединение «Телевечер»: в программе «36 и 6» рассказывали о простых людях. Она, по сути, научила меня общению с людьми, подсказала приемы: как человеку помочь почувствовать себя комфортно и раскрыться на интервью, когда при камере он только заикаться и может.
Ну а после — утренний канал «С той ноги», это был первый опыт утреннего вещания на ростовском ТВ. Около двух лет мы стартовали с 7.30, а я-то — сова. Благо, жил рядом, на Профсоюзной, и частенько влетал в студию буквально за минуту до эфира. Как-то 8-го Марта до утра отмечали женский праздник и, заодно, мой день рождения, а на утро — эфир. Коллега Екатерина Котикова, замечательный человек и журналист, которой нет уже шесть лет, разрешила отсыпаться и не приходить на работу — сама проведет. И домой я вернулся в шесть утра, но все-таки к половине восьмого в студию прибежал, и гримеры навели мне бодрый вид.

Будни и праздники — на родном телеканале «ДОН-ТР» в Ростове.

УВИДЕТЬ ИСТОРИЮ
В Москву уехал в 2000-м. Казалось, что в Ростове я застыл, «наелся» эфиром. Конечно, многие сразу после вуза уезжали покорять столицу, но за годы в Ростове я приобрел важный опыт и понимание, куда и зачем ты едешь. В Москве на пять лет попал в кадр — ведущим программы «Личное время» на канале ДТВ. А после закрытия программы пришел к документальному кино.
Первый опыт создания документальной ленты был еще в Ростове — писал сценарий фильма «Из пункта «А» о российско-украинской границе, которая прошла прямо по населенному пункту. По сценарию некий агент спецслужб заслан на самую странную в мире границу, в пункт «А», и готовит отчет о том, как здесь живут люди. В фильме мы показали трагедию этих людей и предчувствие, что дальше будет только хуже, но нужно жить дальше. Запомнились интервью таможенников: с российской стороны — Анипченко, а с украинской — Зайцев.

ДОРОГИЕ УРОКИ ПРОФЕССИИ
Тогда я почувствовал, насколько мне интересно документальное кино. Фильм с боем получил первую премию Всероссийского фестиваля военных программ в Перми. Билеты уже куплены, монтаж идет всю ночь, а сдавать нужно было еще вчера. Студия «Дон-ТР» была известна, как одна из сильных в стране, и все ждали нашего фильма. Оказалось, организаторы потеряли нашу кассету «Betacam». Хорошо, с собой была «VHS». И наш фильм признан лучшим.
Этот случай — ценный опыт, который учит, как относиться к профессии. Здесь не всё так легко. При всей любви к журналистике нельзя быть наивным. А наивности во мне, к сожалению, до сих пор много. Поэтому приходится непросто. До сих пор верю людям, бывает, меня подводят, но только не друзья. Но чем старше становлюсь, тем больше вокруг замечаю хорошего. Наверное, это от опыта — понимаешь, над чем стоит работать, а куда лучше не лезть.

В 2000-м году Виктор отправляется работать в столицу. Фото с родителями из семейного архива.

 

«КУКИ» И ДРУГИЕ ПРОЕКТЫ
Документальное кино в столице для меня началось с проекта в студии информационного вещания «Дарьял-ТВ» и в студии документальных проектов ДТВ «Как уходили кумиры», который показывали несколько каналов. Мы ласково называли проект «КУКи» со всем уважением к его героям. Звезды — от Фаины Раневской до Виктора Цоя, известные всем, кого и сегодня любят, становились нашими героями.
Телевидение в стране развивалось, и в соответствии с запросом мы с коллегами создали продюсерский центр «Личное время», а я стал его генеральным директором. Пришлось почти что менять профессию. Продюсерству в вузе учатся минимум пять лет. Я получил огромнейший опыт: нужно было считать деньги, искать, кому свой продукт продать, руководить. И со мной были такие ребята, каких нелегко отыскать, — специалисты, без которых сам ничего не сделаешь. Исполнительным директором был мой большой друг Алексей Горевич, который был свидетелем на свадьбе. Сергей Васильев монтировал «КУКи».
В кризис нашу компанию пришлось закрыть. Но я, работая в ней, в очередной раз убедился, что меня всегда окружают люди моего формата — по мироощущению, по отношению к жизни — все оптимисты. Подобное действительно притягивает подобное.
А писать сценарии я продолжил — занялся документалкой для «Первого канала» и «Звезды». На «Первом» такие ленты выходят нечасто — на создание одной требуется три месяца. А на телеканале «Звезда» есть проект — «Последний день»: как прошел последний день жизни героя, и история жизни. Этот формат людям интересен, «КУКи» смотрят в Интернете до сих пор.

Фильмы проекта зрители до сих пор с удовольствием смотрят по телевидению и в Интернете.

ШТРИХИ К ТЕЛЕПОРТРЕТУ
Жанр требует серьезной проработки — этим и интересен. Информационное вещание, новости — это быстро и оперативно. Мне же нужно остановиться и немного подумать. Когда в кадре вы видите, что герой искренне роняет слезу, значит, у меня получилось до него достучаться и показать, что он чувствует, без прикрас.

Ну, и, конечно, если бы не телевидение, документальное кино, я бы не узнал столько маститых деятелей культуры. Люблю общаться со старшим поколением — талантливейшими и глубокими людьми. А как мы работали над фильмом «Мне без пяти сто» с Владимиром Этушем! Удалось увидеть, как человек в мгновение преображается и отыгрывает полуторачасовой спектакль в столь солидном возрасте! Вот уж, действительно, сцена закаливает и лечит. Когда говоришь с героем на равных, он делится мыслями, воспоминаниями. А когда выключается камера, звезда перед тобой превращается в простого человека. И этот момент истинности для меня очень интересен и ценен.
И дальше планирую заниматься документальным кино. В кадр возвращаться не с чем. Хотя в Ростове до сих пор подходят поздороваться люди, которые помнят меня по утреннему эфиру на «ДОН-ТР». Звали преподавать в вуз, но, кажется, чтобы набраться достаточного опыта для этого дела, нужно еще побегать с микрофоном, пока самому интересно.

ГЛАВНАЯ НАХОДКА
Вначале интервью Дружок громким лаем заглушал остальные голоса, пока не успокоился в руках Мадины, нового члена семьи Григоренко. Она с интересом слушала рассказ супруга, потому что нет-нет да и встретится новый для нее факт.

— Думаю, чтобы найти этого человека, мне нужно было дожить до моих 47-ми лет, — считает Виктор. — И снова подобное притягивает подобное. Да, Мадина моложе меня, но мы оба в какой-то степени сумасшедшие, с похожим чувством юмора — как она меня смешит своими экспромтами!
Встретились мы случайно: часто приходил по делам в офис, где она работает в аптеке. Увидел новое лицо, познакомились. Оказалось, что моя будущая жена приехала в Москву из Нальчика зарабатывать, помогать родителям. А когда рассказала, как раньше работала с тяжелыми больными в медучреждении, я окончательно в нее влюбился. Если человек, пройдя «медные трубы» в больнице, где ничего смешного нет, умудрился сохранить чувство юмора, оптимистичное отношение к миру, у него обнаруживается крепкий внутренний стержень. Мне нравятся сильные люди. И хоть принято говорить наоборот, но я за Мадиной, как за каменной стеной!

В этой семье без юмора — никуда. Фото Алексея Улецкого и Александра Абраменко.

— Это я должна быть за каменной стеной! Ну, будем вместе за ней! — подшучивает Мадина. — Просто я нашла своего человека — и всё. И разные национальности тут не помеха. Мои родители поначалу волновались, как меня воспримут родители Виктора, а его мама и папа переживали, как их сына воспримут мои. Оказалось, волновались на пустом месте! Родители хотят только счастья для детей…
— До этого общались с мамой Мадины по видео в WhatsApp, вживую с тетей, которая одобрила меня в качестве жениха, ну а все вместе увиделись в Сальске!
— А я сальчан узнала в Новый год. Вылет 31-го декабря задержали на полтора часа, Виктор переживал, что мы не успеем к полуночи, а Сергей за рулем спешил. Я же волновалась перед встречей…
— Да, мою избранницу с нетерпением ждали! Помнится, когда был студентом, привез подругу из Ростова, а через некоторое время — другую. Мама поставила на место: сказала — знакомить, когда точно определюсь с выбором.
И вот 31-го декабря мы мчимся с невестой в Сальск. Залетаем в дом с сумками под речь президента, за минуты до курантов. Благодаря опозданию самолета не было неудобства знакомства!

Уже 50-й год Николай и Валентина Григоренко вместе радуются жизни. Почему бы не поучаствовать в веселом конкурсе? Фото Алексея Улецкого и Александра Абраменко.

— Не успела войти, кто-то сбоку на бегу обнял — оказалось, мама, — вспоминает новенькая Григоренко. — На волнение уже времени не было: сели за стол — и вот уже Новый год!
— На утро уже казалось, что Мадина здесь всю жизнь живет, — тепло улыбается Валентина Николаевна.
Вот это случай! Хоть кино снимай! Остается только ахнуть.
— Такая жизненная драматургия. Вы только послушайте, как необычно звучит — Мадина Ахиядовна Григоренко! — смакует каждый звук муж. — Я в восторге и просто счастлив!

Жди в гости, Сальск! Постараемся приезжать сюда почаще!

Кристина Круговых, 8(86372) 7-10-22, kristina.krugovyh@mail.ru

salsknews.ru

написать комментарий

нет комментариев

Пока нет комментариев!

Вы можете начать диалог.

Добавить комментарий

Ваши персональные данные будут в безопасности Ваш электронный адрес не будет опубликован. Также другие данные не будут переданы третьим лицам.
Все поля являются обязательными.