Поисковики клуба «Русич» побывали в Аджимушкайских каменоломнях

Поисковики клуба «Русич» побывали в Аджимушкайских каменоломнях
Август 28 08:30 2018 Печать 333

Сергей Стадников поделился с редакцией salsknews.ru своими впечатлениями о поездке в Крым  

 

«Здравствуй, город-герой Керчь!»

Я — поисковик из Песчанокопского района. В начале июля мне позвонил руководитель межрайоного военно-патриотического поискового клуба «Русич» Сергей Киршенко и сообщил новость: руководство Ростовского Регионального отделения «Поискового движения России» в рамках гранта президента России  и Межрегиональной акции «Дедов Победа – дорога света» решило организовать поездку активистов поисковых отрядов, патриотических клубов и музеев Боевой Славы совместно с ветеранами, проживающими на территории  Ростовской области, на места боёв наших земляков в Крыму. Для участия в группе утверждены кандидатуры молодого поисковика, кадета СККПЛ Валерия Доля, и моя.

 Из Ростова мы выехали в 8 утра 26 июля. Наш минивэн быстро наматывал на колеса серую ленту асфальта. Мимо проплывали желтые поля убранного хлеба и сочная зелень полей со зреющим урожаем. Проезжая через населенные пункты, машина сбрасывала ход, однако, как только мы выезжали за границы поселений, двигатель вновь начинал рычать, как голодный волк. Спустя семь часов мы оказались в Керчи и заселились в гостиницу «Москва — Крым». Керченский полуостров был выбран не случайно. Здесь, в Аджимушкайских каменоломнях и на плацдарме у поселка Эльтиген, уже многие годы проводят раскопки поисковые отряды из России и Украины. В том числе не одно десятилетие работают сводные отряды поисковиков Ростовской области. Ими руководит Владимир Щербанов, который возглавляет подразделения Поискового движения России в Южном федеральном округе.

Фото из архива поискового клуба.

Там, где и камни могут «говорить»

Конечно же, самое первое сильное впечатление от поездки — это красавец Крымский мост, что перекинулся с берегов Тамани на окраину Керчи. Вид с моста — потрясающий! Всех разом накрыла волна гордости за нашу державу.

Владимир Щербанов предлагает начать нашу насыщенную программу со знакомства с каменоломнями. И хотя поход на сегодня не планировался, все с радостью принимают приглашение.

Мы идем по выжженному солнцем полю на окраине Керчи. Повсюду из земли «проклёвывается» серый ракушечник, перемежаясь с огромными ямами, превращая окружающий пейзаж в безжизненный. Местами в ямах зияют темной пустотой входы в каменоломни. Эти участки катакомб были взорваны фашистами, но уже расчищены поисковиками. Группа заходит в один из таких входов, все включают фонарики. Температура воздуха резко падает. Влажность в пещерах — около 90%.

Владимир Щербанов знает о катакомбах Аджимушкая практически всё. Начав свой рассказ об истории каменоломен еще на поверхности, он плавно подошел к теме войны и партизанского сопротивления фашистам. Затем повел разговор о первых поисковых отрядах и их работе. Более 35 лет он  руководит этими раскопками — отсюда глубокое и всестороннее знание вопроса. Группа быстро перемещается под землей по штольням, потолки которых, порой опускаясь, проверяют наши головы на крепость. Щербанов рассказывает: тут был расположен пост, где несли охрану солдаты. А там из-под взорванного немцами завала подняли и перезахоронили много наших бойцов. Вот здесь заседал штаб батальона, а тут выкопали трактор, который подавал электроэнергию в подземелье. Показал Щербанов и место захоронения командира сводного гарнизона Аджимушкая, полковника Павла Ягунова. Владимир Кириллович называет число перезахороненных бойцов гарнизона, а также месяц и год их обнаружения.

Тем временем мы почувствовали, что температура воздуха начала повышаться,  стали попадаться шары высохшего «перекати поле» — значит, группа выходит из катакомб на поверхность. А на «большой земле» уже давно стемнело, громко стрекочут цикады. Кажется, что мы провели под землей всего пару часов, а оказывается — уже полночь. Если бы ещё вчера кто-нибудь сказал, что я буду до полуночи ходить по подземелью, я бы не поверил… В гостиницу едем молча, переваривая  массу информации и «охапку» свалившихся на нас впечатлений.

Фото из архива поискового клуба.

Память — как губка

Фото из архива поискового клуба.

27 июля встали рано, перед завтраком искупались в Керченском проливе. В 9.30 выезжаем на западную окраину Керчи, где располагается мыс и старая крепость Ак-Бурун. Вид с верхней смотровой площадки крепости — просто великолепен! Недалеко виден маяк. Около двух часов экскурсовод водил нас по подземным и наземным фортификационным сооружениям разного времени, показывая пороховые погреба, переходные галереи и ружейные бойницы в крепостных стенах, приморские и сухопутные укрепления, место береговых батарей и рвы с валами. 80% крепости находятся под землей. Масштабы впечатляют! Крепостные стены испещрены надписями — в основном, это автографы туристов-«дикарей», некогда посещавших крепость и решивших  запечатлеть свои фамилии на исторических камнях стен. До 70-х годов прошлого столетия в Ак-Буруне располагалась воинская часть. Сейчас это полуразрушенные сооружения, но их начали приводить в порядок. А посмотреть здесь действительно есть на что!

В 15.00 выезжаем на огромный судостроительный завод «Залив». Во времена Союза здесь работала половина Керчи: строились суда и ремонтировались подводные лодки. Много лет завод простаивает, станки и оборудование сдали на металлолом. Только сейчас, после возвращения Крыма в состав России, в эти корпуса потихоньку начинает возвращаться жизнь.

Но мы приехали сюда по другому поводу: здесь швартуется бронекатер времен Великой Отечественной войны, снаряженный 76-миллиметровой пушкой и двумя крупнокалиберными пулеметами. Такие катера  доставляли к берегам Крыма наши десанты. Поисковики нашли в море затонувший бронекатер, подорвавшийся на мине. Его взрывом разломило напополам, поэтому поднять и восстановить судно было невозможно. Тогда его решили воссоздать по найденным в архивах чертежам. А детали с затонувшего корабля аккуратно сняли и использовали при монтаже. Получилась точная копия тех катеров, что бороздили просторы Азовского и Черного морей во время войны.

Грузимся и выходим из залива в Азовское море. (Нашим капитаном оказался коллега — поисковик из Республики Татарстан Анатолий Скорюков). Издали видны арки Крымского моста, а на рейде — более десятка различных судов, дожидающихся таможенного и пограничного досмотра. В чреве бронекатера оборудован небольшой музей, где собраны оружие времен Второй мировой войны, морская форма, фото моряков и подобных катеров, фотокопии документов. С удовольствием фотографируемся с оружием! Поблагодарив капитана и коллегу за эту удивительную экскурсию, возвращаемся в санаторий.

Жизнь и война

Фото из архива поискового клуба.

28 июля, с утра, выдалось свободное время. Мы с Валерой Доля едем в Керченский краеведческий музей. Рядом со зданием музея стоит церковь князя Александра Невского. Зашли на службу, поставили по свече во здравие. Музейная экспозиция богата на экспонаты времен Боспорского царства: изделиями из глины, якорями, мраморными плитами с греческими надписями, фигурками богов, скифскими украшениями и многим другим. На некоторых витринах — таблички с надписями, что предмет находится в Голландии: юридическая борьба с Украиной за скифское золото из музеев Крыма продолжается. Удивила своим многообразием коллекция старого охотничьего оружия. Посещением музея мы остались довольны, о чем  сообщили в книге отзывов.

После обеда наша группа выезжает к подземному музею обороны Аджимушкайских каменоломен. Около музея к нам присоединяется ансамбль Ростовского дома офицеров «Успех», нас встречают молодежь и ветераны Керчи. Все вместе спускаемся в катакомбы. Экскурсовод рассказывает о тех драматических событиях, что происходили в Центральных аджимушкайских каменоломнях в годы войны. Мы возложили живые цветы к братским могилам, расположенным в подземелье.

Нас очень впечатлило место, где проводили хирургические операции медики подземного гарнизона. Сейчас там стоит ржавый хирургический стол, обнаруженный под завалами поисковиками. А разве может кого-нибудь оставить равнодушным место, где были найдены останки детей? Сейчас тут выросли горки из мягких детских игрушек. Но самый сильный психологический эффект  для посетителей — в тот момент, когда по предложению экскурсовода  все гасят фонарики и несколько минут стоят в полной темноте и тишине. Именно так люди жили и воевали целых 170 дней!

Уже наверху экскурсию по помещениям, находящимся в пилонах, на входе в музей, проводит для нас его директор. Отдельного внимания заслуживает прекрасная экспозиция музея оружия Великой Отечественной войны. Здесь  собрано наше, немецкое, английское и американское вооружение.

Поисковик — интеллигент

После экскурсии идем в Малые каменоломни, на встречу с участниками ежегодной Международной экспедиции «Аджимушкай–2018».

Лагерь с палатками стоит в стороне от музея, среди безбрежного  холмистого поля с выжженной добела сухой травой. Походный быт налажен – стоят биотуалеты, душ, бочка с водой. Спускаемся к очищенному от камней входу в катакомбы, где расположилась подземная столовая, стоят баки с питьевой водой. А всего за поворотом работает одна из групп исследователей. Недалеко, на полочках из камня, лежат найденные среди завалов предметы, некогда принадлежавшие бойцам гарнизона. Это стреляные гильзы, патроны, остатки обуви и просто куски кожи. Часто попадаются кости животных и поржавевшие предметы быта.

Знакомимся с коллегами. Мне всегда казалось, что поисковики, работающие в каменоломнях, — люди крупного телосложения с серьёзной мышечной массой, похожие на тяжелоатлетов или бодибилдеров. На самом деле оказалось, что, в основном, поисковики-аджимушкайцы — это хрупкие, интеллигентные женщины и студенты. Однажды приехав на раскопки, многие возвращаются сюда вновь и вновь. Это и есть самое настоящее поисковое братство!

Нынешнюю вахту возглавила руководитель Общероссийского общественного движения «Поисковое движение России» Елена Цунаева. Она уже более 20 лет является активным участником и организатором поисковых экспедиций в каменоломнях. Она представляет нам командиров работающих здесь сводных поисковых отрядов из Мордовии, Тамбова и Ростова.

Уникальный мемориал

29 июля наша группа выезжает к братским захоронениям, что так часто попадаются в поселках под Керчью. Едем к поселку Глазовка Ленинского района. До 1945 года Глазовка была селом Баксы. На его окраине, рядом с дорогой, расположился «Сад Памяти». Во время войны здесь проживала семья Ярославцевых. Хозяин с хозяйкой, на то время уже пожилые люди, спасали раненых солдат, укрывали и выхаживали их. Не все выжили: умерших супруги хоронили у себя в саду, а документы прятали. Зимой 1943 года высаживается советский десант со стороны Тамани, и бойцы 56-й Армии организуют здесь плацдарм для будущего наступления. И опять, рискуя жизнью – под обстрелами и бомбежками, среди необезвреженных минных полей — Ярославцевы собирают, а потом хоронят у себя в саду наших погибших воинов, сохраняют их документы, точно фиксируют места погребения.

К лету 1944 года весь сад был занят одиночными и братскими могилами советских воинов. В 1947 году Ярославцевым предложили перенести захоронение в новую братскую могилу, но глава семьи Мефодий Павлович отказался. Они с женой до конца жизни ухаживали за могилами, переписывались с родственниками погибших, принимали матерей и жен убитых воинов. Здесь же похоронили и супругов Ярославцевых. Вот так и возник «Сад Памяти». Кстати, здесь захоронено много уроженцев Ростовской области. Мы возложили венки и цветы к могилам, сфотографировали захоронения и фамилии.

Так случилось, что в те дни, когда ростовская молодежь и ветераны знакомились с этим уникальным мемориальным комплексом, их сальские коллеги из военно-патриотического клуба «Русич» завершили, по заявке сына, поиск места гибели еще одного нашего земляка — Василия Романовича Шевцова. Он  считался пропавшим без вести, а оказалось, что погиб 10 января 1944 года и похоронен как раз в Глазовке.

Фото из архива поискового клуба.

 Хрупкие осколки истории

После обеда выезжаем в Героевское, во время войны — Эльтиген, поселок на побережье Черного моря. Здесь зимой 1943 года высадился десант 18-й Армии. Очевидцы вспоминали, что все песчаное побережье было  усыпано телами наших бойцов. Сейчас о том уже далеком событии говорият монумент Парус, установленный на высоком холме, и десантный катер на бетонном пьедестале в окружении пушек и зениток. Режет взгляд только то, что среди памятников нашему бесстрашию и мужеству снуют минимально обременённые одеждой отдыхающие, звучит громкая музыка, а на мангалах жарятся шашлыки. Возвращаемся в санаторий. По пути хотим посетить гору Митридат — самую высокую точку Керчи. Несмотря на то, что лестница, ведущая на гору, находится на реставрации, а грифоны и греческие изваяния убраны, мы поднимаемся на  смотровую площадку на вершине горы,. Вид открывается изумительный — весь город как на ладони.

Отсюда хорошо просматривается акватория Керченского прилива. Мы любуемся мостом и кораблями на рейде, фотографируемся около артиллерийских пушек. Ниже по склону проходят археологические раскопки. Исследователи раскапывают строения второго века до нашей эры греческого царя Митридата, попутно поднимая различные предметы быта. Особенно много — битой глиняной посуды. Держу в руках осколок амфоры и думаю: «Ей — 2200 лет! Уже много веков нет того мастера, который на круге создал из глины этот сосуд, а часть  хрупкой амфоры дожила до наших дней».

По данным поисковиков

Только за бои в декабре 1943 и начале 1944 года в Крыму более двадцати наших земляков были представлено к званию Героя Советского Союза. Орденами и медалями за бои под Керчью, на Сиваше, под Севастополем награждены более двух с половиной тысяч уроженцев Дона. Еще тысячи погибли и пропали без вести в крымских степях, на побережье Черного и Азовского морей, в каменоломнях Аджимушкая. Среди них — несколько сот человек из Сальского, Песчанокопского и Пролетарского районов.

 

Ольга Борисова

Фото — из архива поисковиков клуба «Русич»

salsknews.ru

написать комментарий

нет комментариев

Пока нет комментариев!

Вы можете начать диалог.

Добавить комментарий

Ваши персональные данные будут в безопасности Ваш электронный адрес не будет опубликован. Также другие данные не будут переданы третьим лицам.
Все поля являются обязательными.