«Работать. Двигаться. Не унывать» — с таким девизом по жизни идёт 90-летняя сальчанка

«Работать. Двигаться. Не унывать» — с таким девизом по жизни идёт 90-летняя сальчанка
Май 05 08:00 2021 Печать 994

«Вам точно 90 лет?» — спросила я, увидев перед собой моложавую, ухоженную, с подкрашенными губами женщину. «Да, могу и паспорт показать!» — с улыбкой отвечает она, и видно, что к подобному вопросу давно привыкла.

Но главное — это её глаза. Лучистые, внимательные, зоркие, они полны жизни и огня по сей день, хотя на её долю выпало немало испытаний. Беседовать с Тамарой Петровной Камлык — одно удовольствие. Сколько помнит она — просто удивительно! Помнит, каким был Сальск, когда она приехала сюда молоденькой девушкой после техникума в 1953 году. Собственно, с того времени жительница Калуги и стала сальчанкой. О её жизненном пути — наш рассказ сегодня.

«ВЫКОВЫРЕННЫЕ»

Тамара Петровна Камлык родилась в Ленинграде 5 мая 1931 года. Её родители были родом из маленьких деревень Калининской области — ныне Тверской. А познакомились в нынешнем Питере: папа учился в Ленинградском институте железнодорожного транспорта, а мама работала на фабрике «Скороход». После того, как отец окончил институт, его направили по распределению в Брянск. Там родилась сестра Тамары — Людмила. Потом семья оказалась в Калуге и жила там до войны. В сентябре 1941 года их эвакуировали в Пензенскую область, в деревню Песчанка. «Туда война не дошла, — вспоминает Тамара Петровна, которой на тот момент было десять лет. — Мало того, некоторые из жителей там даже ждали прихода немцев. Нас называли не эвакуированные, а «выковыренные». Мы жили за счёт того, что мама хорошо шила. А ещё мы с собой захватили куски мыла, и их тоже меняли на продукты. В колхозе работали. Мама — на молочной ферме, а я ей помогала: с помощью центрифуги вручную определяли жирность молока, сепарировали его. Папа на войне не был — у него была бронь, но перед самым концом его всё же забрали на Украинский фронт, он боролся с бандеровцами. Рассказывать об этом периоде времени не любил…»

АРБУЗЫ — ПО СКИБКАМ

Когда война закончилась, Тамара и её семья вернулись в Калугу. Там  девочка училась в школе, где преподавала внучка великого учёного Константина Эдуардовича Циолковского. «Я помню, что она ходила в тёмно-коричневом платье с белым воротником, — вспоминает Тамара Петровна. — В Калуге у нас родился брат Игорь. Потом родителям дали квартиру со всеми удобствами, в центре города, в пятиэтажном доме напротив стадиона…»

После школы Тамара поступила в коммунально-строительный техникум — очень хотела стать техником-геодезистом. Окончила его в 1953 году, и перед ней встал выбор — куда ехать по распределению? Можно было в Москву поехать или на Сахалин, или в Калуге остаться, но Тамара Петровна решила ехать в Ростов-на-Дону. «Я как рассудила? Юг есть юг, там тепло, да и арбузы-дыни в изобилии, — рассказала Тамара Петровна. — У нас-то арбузы только по скибкам продавали, целый дорого стоил, а дынь я не видела вообще, виноград — тоже редкость. Яблоки, груши — росли. Помню, что с продуктами в Калуге было непросто. Мы с отцом, когда я была студенткой, часто ездили в Москву на электричке запасаться сливочным маслом, мясом и другими продуктами. Приедем на Киевский вокзал — и пошли по магазинам. Принесём сумки, оставим в камере хранения и снова — в поход за едой…»

ЭТО СУДЬБА

В землеустроительном управлении Ростова-на-Дону Тамаре сказали: «Не так для Ростова нам нужны геодезисты, как для периферии», и предложили выбирать: Новочеркасск или Сальск. Знакомые подсказали: «Езжай в Сальск. Небольшой городок, там и продукты недорогие, и жильё». И она поехала.

«Едва светало, когда я приехала сюда, — вспоминает Тамара Петровна. — Мне нужно было на улицу Ленина, там был коммунхоз, который находился в здании нынешней городской прокуратуры. По дороге я увидела жилой многоквартирный дом в начале улицы, собес, потом маленькие домики шли, милиция, здание горкомпартии, гостиница (это я потом узнала, что это за здания). Домики если и встречались, то очень редко. По дороге навстречу брела лошадь, которая тянула телегу. И я поняла, что где-то уже видела эту картину. Ведь перед Новым годом я пыталась узнать свою судьбу и гадала с помощью свечи и бумаги. Мол, какую тень увидишь в отблеске свечи, пока горит бумага, то и сбудется. А видела я улицу, лошадь, небольшие домики — и узнала очертания. Значит — судьба. В коммунхозе ещё никого не было. Двери открыл сторож, проводил в комнатку, в которой стоял старенький кожаный диванчик. Мне предложили отдохнуть с дороги, но мне было не до сна. Я вышла на балкон посмотреть, куда ж я приехала. Помню ещё сказала: «И это город? Больше на деревню похоже». А ещё меня удивило большое количество людей ранним утром на улицах. Я спросила: «Куда они все идут, вроде же на работу рано?» А мне ответили: «На базар. Здесь рано надо ходить за покупками, после девяти утра там делать уже нечего».

Как рассвело, увидела посреди площади памятник Ленину, вместо здания районной администрации был парк, на входе, возле клумбы, большой, во весь рост, памятник Сталину, а в глубине — летний кинотеатр. Дальше, где детсад «Голубок», были Дом культуры и больница. А на месте нынешней, кстати, — одни развалины. От основного корпуса одни стены стояли. Было ещё на площади здание райисполкома — где сейчас индустриальный техникум. Ну, это я уже сильно ударилась в воспоминания… Словом, начала я работать, меня приняли 10 сентября 1953 года техником-геодезистом в геобюро, дали комнату на территории ремстройучастка на Столбовой, а там такая грязь. И я писала маме: «Высылайте сапоги». Я-то в ботиночках приехала. Но вернёмся к моей работе. Меня прикрепили к геодезисту Мясину, мы делали геодезическую съёмку перед строительством различных объектов. Теодолит, нивелир — это были мои инструменты. Особенных строек в 1953 году не было. Сам город был до Столбовой, Свободы, Димитрова, за границами этих улиц начиналось село Воронцово-Николаевское. Новый Сальск только строился…»

Потом Тамара Петровна окончила курсы в Ростове и  начала работать техником-инвентаризатором. «Мы занимались учётом жилой и нежилой недвижимости, проводили полную инвентаризацию новой недвижимости, чтобы государство могло запланировать налоги, через каждые три года проводили проверку, — рассказала Тамара Петровна. — Чертежи делали вручную, оценку, оценивали и дома, и постройки, и асфальт, если был, забор и даже туалеты — всё заносили в технический паспорт. Мне работа нравилась, всё время на свежем воздухе, на ногах. 37 лет я проработала в общей сложности в сфере инвентаризации…»

ДЕРЖАЛИ ДВЕРИ ОТКРЫТЫМИ

Замуж она вышла в 1955 году. Лев только пришёл тогда из армии и устроился в геобюро. А наставницей его была Тамара Петровна.  Молодые люди начали встречаться, поженились. Через год после свадьбы на свет появился сын Александр. «Мы жили с родителями мужа на улице Московской в трёхподъездном двухэтажном доме, — вспоминает Тамара Петровна. — Его папа Александр Степанович был директором типографии. 15 лет мы прожили вместе. Вспоминаю те времена с ностальгией. У нас был отдельный двор, с соседями жили дружно, помню, натянем простыни вместо экрана и кино смотрим, или до утра в лото играем. Двери ни у кого не закрывались. Муж и свёкор ездили на рыбалку, весь двор раками и рыбой обеспечивали, а когда поспевал на даче виноград, свекровь намывала чашку и ставила детворе… Этот дом и по сей день стоит на том самом месте…»

НЕКОГДА СТАРЕТЬ

Перед Новым 1970 годом семья Камлык получила собственную квартиру в доме, где по сей день живёт героиня нашего очерка. Правда, уже одна. В 1983 году умер муж, а сын давно вырос, женат, живёт в Санкт-Петербурге — в городе, где родилась его мама. У Тамары Петровны — двое внуков: Елена и Евгений. И все они обязательно прибудут на юбилей своей любимой мамы и бабушки.

Ну, то, что Тамара Петровна не выглядит на свои годы, мы уже говорили. А всё, наверно, потому, что стареть ей просто некогда. То она вяжет, то совершает променад по улице, которую первой увидела, когда приехала в Сальск 68 лет назад, то перечитывает Булгакова, то собирает целые картины из пазлов, то вместе с домкомом Жанной Маринченко наводит порядок на прилегающей территории (я оценила огромную клумбу с тюльпанами). По телевизору только новости смотрит, активно пользуется ноутбуком, общается в соцсетях. Любит готовить. «Скоро сын приедет, приготовлю его любимый торт «Наполеон», — говорит Тамара Петровна. — Я стараюсь не скучать, я оптимист. Делаю каждый день зарядку. Я не могу просто сидеть или лежать, начинает всё болеть. Целый день у меня занят: там полы помыла, тут что-то простирнула, пыль смахнула. У меня спрашивают: «А зачем? Кто у тебя сорит?» Но мне надо что-то делать, надо работать, чтобы иметь всегда позитивное настроение и не поддаваться разным уныниям…»

Уважаемая Тамара Петровна, Ваш юбилей — очередное доказательство того, что 90 лет — это вовсе не преклонный возраст. Низкий поклон Вам за ту сложную жизненную дорогу, по которой Вы прошли достойно, будучи участником исторических событий и трудясь во благо будущего поколения. Желаем Вам крепкого здоровья, понимания близких, больше радости и удовольствий, которые Вы так заслужили. Пусть добрые, хорошие воспоминания приходят чаще, чем плохие, а родные и близкие всегда поддерживают и любят Вас!

Светлана Омельянович, 8(86372) 7-10-22, omelpress@bk.ru

salsknews.ru

ПОДПИСЬ: 024 — Тамара Петровна испекла коржи для любимого торта сына.

написать комментарий

нет комментариев

Пока нет комментариев!

Вы можете начать диалог.

Добавить комментарий

 необходимо принять правила конфиденциальности