Сальские поисковики вернулись с последней в этом году летней «Вахты памяти» в Куйбышевском районе

Сальские поисковики вернулись с последней в этом году летней «Вахты памяти» в Куйбышевском районе
Август 31 10:00 2020 Печать 1189

 

Им удалось поднять останки ещё одного участника страшных боёв на Миус-фронте

В Куйбышевском районе Сергей, Яна и Алексей Киршенко и два сальских волонтёра работали вместе с отрядом «Старый Миус», которым руководит Марина Шевченко. К слову, самый младший из поисковиков, Алексей Киршенко, даже свой день рождения встретил на вахте — мальчику исполнилось 11 лет.

В этих местах проходил Миус-фронт, где с перерывами, с декабря 1941 по август 1943, шли ожесточённые бои.

В течение двух вахт, первая из которых была в июле, поисковики метр за метром проверяли окопы, неоднократно переходившие от Красной армии к немцам и обратно, на предмет сохранившихся в них артефактов.

Во время первой вахты подняли останки погибшего солдата. «Буквально в 50-60 метрах мы обнаружили место, где, судя по всему, погиб ещё один боец. Пробивались к этому окопу несколько дней сквозь кусты терновника, но тогда на подъём не хватил ни сил, ни времени, поэтому решили вернуться позже», — рассказала заместитель руководителя военно-патриотического поискового клуба «Русич» Яна Киршенко.

Солдата подняли в пилотке с красной звездой. При нём обнаружили две ложки — алюминиевую и железную. По уставу, у бойцов должна быть алюминиевая ложка. Она была в очень плохом состоянии — можно сказать, остались одни фрагменты. «Неуставная» железная ложка сохранилась гораздо лучше, хотя тоже была изрядно покрыта ржавчиной.

«Предположительно, солдат погиб в августе 1943 года, как раз когда наши войска пытались прорвать Миус-фронт. Возможно, он был из так называемых «штрафников» — бойцов штрафной роты. Судя по всему, смерть застала бойца в тот момент, когда он готовился отражать наступление врага, или, наоборот, ждал сигнала к атаке», — рассказали поисковики.

К сожалению, никаких предметов, которые напрямую могли бы вывести на личность погибшего бойца, найдено не было: ни книжки красноармейца, ни «смертного» медальона. Единственно, в кармане гимнастёрки был трофейный немецкий портсигар с двумя сигаретами с нацарапанным именем «Петя». «Не обязательно, имя на портсигаре принадлежало найденному бойцу. Трофей ему мог подарить друг или он мог взять портсигар погибшего товарища», — говорит Яна Киршенко.

В течение двух вахт на местах боёв Миус-фронта поисковики отработали более 100 метров окопов. «Земля — настолько «тяжёлая», что даже профессиональные лопаты ломались. А ведь когда-то здесь сапёрными лопатками окапывались совсем мальчишки, да ещё и голодные. И у них было всего несколько часов до начала боя.

«Лесополоса, которая могла бы помочь хоть как-то укрыться, появилась на этом месте только в 60-х годах, а в военное время здесь была равнина, переходившая в овраг, — всё как на ладони. Как у них хватало сил не просто выживать, но и воевать в таких адских условиях!» — восхищаются поисковики мужеством солдат Великой Отечественной.

Скорее всего, после соблюдения необходимых формальностей, найденный солдат, как и многие воины, погибшие на Миус-фронте, будет похоронен на Народном военно-историческом музейном комплексе «Самбекские высоты» .

Солдат же, останки которого были обнаружены поисковиками в июле, был с воинскими почестями предан земле на Самбекских высотах несколько дней назад — во время торжественного захоронения 54-х воинов, сложивших жизни в боях на Миус-фронте.

К слову, многие поисковики участвовали в наполнении экспонатами нового музейного комплекса, делясь найденными артефактами. Сальских поисковиков — семью Киршенко, Владимира и Вячеслава Безбородовых — пригласили на торжественное открытие музейного комплекса, которое состоялось 30 августа.

Ольга Борисова, 8(86372) 7-10-22, olya.borisova.2018@inbox.ru

salsknews.ru

написать комментарий

нет комментариев

Пока нет комментариев!

Вы можете начать диалог.

Добавить комментарий


доступен плагин ATs Privacy Policy ©