Самые дорогие воспоминания: сальчанка вспоминает об отце, который 50 лет назад руководил молзаводом

Самые дорогие воспоминания: сальчанка вспоминает об отце, который 50 лет назад руководил молзаводом
Ноябрь 08 09:00 2020 Печать 1267

Леонид Яковлевич Святковский полвека назад руководил сальским молзаводом.

50 лет назад, 10 ноября 1970 года, в «Сальской степи» вышла заметка в память о Леониде Святковском. Сальчанка Елена Рыбас рассказывает об отце, который сыграл большую роль в развитии пищевой промышленности нашего района

Мой папа, Леонид Яковлевич Святковский, работал директором Сальского гормолзавода. 8 ноября 2020 года исполнится 50 лет с момента самой горькой утраты нашей семьи — со дня смерти папы. Он был для меня человеком с большой буквы, примером для подражания. Впрочем, не только для меня: все, кто знал его, говорили о нем только в превосходной степени как о грамотном специалисте и руководителе, необыкновенно чутком и мудром человеке. Когда думаю об отце, я вспоминаю свое счастливое, беззаботное детство, которое закончилось с его смертью. Хочу вспомнить о папе, о самых ярких моментах, потому что многое уже забывается за давностью лет…

РВАЛСЯ К ЗНАНИЯМ

Родился папа 8 июня 1929 года в городе Золотоноше Черкасской области на Украине. В семье было шестеро детей, папа был четвертым ребенком, а после него были еще брат и сестра, которым он помог получить высшее образование и поддерживал их всегда, хотя сам получил диплом о высшем образовании лишь накануне своей смерти.

Ему нравилось учиться, и он учился всю свою взрослую жизнь. Работая на производстве, оканчивал вечернюю школу в Сальске. Причем имея за плечами только четыре класса, сдал экзамены и сразу пошел в седьмой, затем — в школу мастеров молочного производства в Таганроге, а потом и в Московский технологический институт мясной и молочной промышленности.

Так получилось, что еще подростком, в 12 лет, папе пришлось взять на себя ответственность за семью и учиться у него не было возможности — нужно было зарабатывать на жизнь, и он пошел в артель осваивать сапожное ремесло. Самая старшая сестра была уже замужем, а два старших брата погибли во время войны, вот папа и стал «старшим» в семье…

Вспоминаются его рассказы, как он мальчишкой ездил за кожсырьем на крыше поезда в дальние поездки. Путешествие это было опасное, так как тогда царили грабежи и убийства, и взрослые мужчины, главы семейств, избегали таких поездок. А он ездил — и не раз, потому что поездки эти оплачивались отдельно и были дополнительным заработком. Было ли это мальчишеское безрассудство или нужда заставляла — не знаю…

Леонид Яковлевич и Нина Алексеевна Святковские.

В ОТВЕТЕ ЗА ВСЁ И ЗА ВСЕХ

Помню, что бабушка, папина мама, не работала, а отец с ними в это время уже не жил. Как и почему так получалось, не знаю. В детстве такие вопросы не возникали, а потом спросить было не у кого. Одно помню: меня восхищало такое папино чувство долга и заботы о семье. Помню, как бабушка рассказывала, что с первой своей зарплаты сынок (мой папа) купил ей шаль — так заботился о ней.

Вообще забота и ответственность были у него в крови. Рядом с ним каждый чувствовал себя защищенным. Он был этакой глыбой, которая всех прикрывала, и на него все опирались. При этом он был строг и воспитывал в нас с сестрой жизненное мужество, как будто чувствовал, что рано уйдет — и нам оно очень понадобится. Ведь он очень рано умер — в 41 год, когда мне было четырнадцать…

В нашей семье детям вслух читались не только сказки, но и рассказы о героях войны — Зое Космодемьянской, Александре Матросове,  Дмитрии Михайловиче Карбышеве и других, вместе со взрослыми мы восхищались их мужеством, стойкостью, жертвенностью и отвагой. Готовя меня к операции по удалению миндалин, папа мне говорил, что будет немножко больно, но что я должна быть терпеливой, ведь по сравнению с тем, что выдержали герои, это ничто. И я шла в операционную, уже будучи готовой и к боли, и к терпению.

«ДЛЯ МЕНЯ БЫЛ ИДЕАЛОМ ОТЦА»

Еще на всю жизнь запомнила урок человеческой мудрости, который он мне преподал. Была такая ситуация: к нам в гости на летние каникулы из Москвы приезжала двоюродная сестра — моя ровесница. Как часто бывает между детьми, мы спорили, ссорились, но папа всегда принимал сторону нашей двоюродной сестры. Я кричала: «Ну, как же так, ведь она не права?!» Мне было ужасно обидно. Папа подозвал меня и сказал такие слова: «Вы сейчас дома. Рядом с вами родители, и вы можете пожаловаться, искать защиты, а с Ирой (так звали нашу двоюродную сестру) родителей сейчас рядом нет, ей защиты искать не у кого. И хоть ты в данной ситуации и права, я не буду тебя поддерживать, потому что Ирочке будет обидно вдвойне». И после таких слов я убегала абсолютно счастливая, куда-то девалась моя обида.

Были и другие ситуации, когда он мог так всё «разрулить» и объяснить, чтобы и справедливость торжествовала, и обид не оставалось ни у кого…

Много лет спустя после окончания школы я встретила свою бывшую одноклассницу — и в разговоре мы вспомнили моего папу. В разговоре она произнесла такие слова: «Твой папа был и для меня идеалом отца, образцом. Не потому, что у меня плохие родители, а потому, что я не встречала такой доброты, строгости и мудрости одновременно в одном человеке».

С трудовым коллективом.

ТОЛЕРАНТНОСТЬ — БЕЗ ЛИШНИХ СЛОВ

Я уже сказала, что институт папа окончил буквально за несколько месяцев до своей смерти, а к празднику ему пришла поздравительная открытка из Татарстана. Мы написали адресату, что отец умер, и вскоре пришло большое письмо, в котором были и соболезнования, и много-много добрых слов и воспоминаний о папе. Это писал его бывший однокурсник. Он рассказал, каким общительным, добрым, отзывчивым, с обостренным чувством справедливости и внутренней строгостью был мой папа Леонид Яковлевич.

Он всегда был центром внимания и центром притяжения. А еще он не разделял людей по национальному признаку. Только по личным качествам. Писавший был татарином, а в группе было много и других национальностей, институт ведь Московский — учились заочно, как говорится, со всех волостей.

Отец одинаково уважительно относился к представителям любой национальности, если человек был толковый и содержательный.

Сейчас много говорят о толерантности, так вот папа был образцом толерантности. Из маминых рассказов знаю, что у папы был друг в Золотоноше, еврей. Они близко общались и оба придерживались мнения, что у любой национальности есть как достойные представители, так и плохие: всё зависит от самих людей.

Я помню, как папа общался с людьми. Это уникально. Он с детьми не сюсюкал, а разговаривал как с равными: там было и уважение, и вместе с тем скидка на возраст. Он мог сходу заговорить с любым человеком. Для него не было ни сословных условностей, ни социальных, ни национальных. К любому человеку — уважительность, внимание, отзывчивость…

В какой бы должности он ни был на своем трудовом пути, везде была полная самоотдача, как сказали бы сегодня, креативность и стремление к развитию, освоение и внедрение нового. Наверное поэтому начав свою трудовую деятельность в должности экспедитора, папа стал мастером производства, главным инженером, а затем — и директором.

Начинал он в селе Песчанокопское, затем, уже женившись, переехал с семьей в Сальск. Был в послужном списке и поселок Орловский, куда его направляли налаживать производство в качестве мастера, и возвращение в Сальск.

А вот в Управление в Ростов не поехал — привык к производству, хотелось самому завершить освоение производства сыра сулугуни, которое он начал. Мало кто помнит, что на сальском молзаводе производили и мороженое пломбир в вафельном стаканчике — какая была вкуснятина! Всё — из натурального молока. Это было в бытность директором моего папы.

Много еще можно чего вспоминать, но вот — последнее. Лет восемь уже прошло после смерти папы, стою я в очереди, коих в 80-90-е было предостаточно, и смотрит на меня очень внимательно мужчина, а потом подходит и спрашивает:

— Тебя Лена зовут?

— Да.

— А фамилия Святковская?

— Да.

— Точно! Ты — дочь Леонида Яковлевича. Какой был человек! Какой человек! Очень рано ушел… Гордись своим отцом!

А через некоторое время в точности такой же случай повторился, а потом были и третий, и четвертый. Люди были разные, но слова очень похожи. Я не знала, когда и каким образом каждого из них свела судьба с моим папой, но видно, что след в душе у них остался светлый и благодарный, раз вот так, на улице, не смогли пройти мимо и не сказать об этом мне, его дочери…

Очень хочется, чтобы папу, Леонида Яковлевича Святковского,  вспомнили те, кто еще может вспомнить.

Елена Рыбас.

Читают больше полувека

Принеся в редакцию свой рассказ об отце, Елена Рыбас немного рассказала о семье и любимой районке.

Сегодня память о Леониде Яковлевиче хранит его семья. Супруге Нине Алексеевне уже 86 лет. В свое время она работала бухгалтером, в том числе — в отделе культуры администрации. Сама Елена Леонидовна 15 лет из своего трудового пути работала в должности замглавы администрации по экономике и финансам, а после восемь лет заведовала ЗАГСом. У Елены Леонидовны две дочки и внук, у её сестры — дочь. И все они хранят память о муже, отце, дедушке и прадеде.

Воспоминания об отце Елена Леонидовна принесла в любимую районку — «Сальскую степь», которую в семье читают более полувека. «Помню, начала читать газету подростком: интересно было узнать о предприятиях и колхозах, трудовых достижениях земляков, — рассказывает Елена Леонидовна. — Работая в администрации, конечно, читала всё. А сейчас считаю ценными подробные разъяснения по льготам и выплатам, коммунальным проблемам, новости из области, спортивные достижения детей и взрослых — это ближе жителям. Мне интереснее всего читать очерки о людях с интересными судьбами, а таких людей в нашем районе очень много. Еще интереснее — об экономике, как живут наши предприятия, как их сохраняют (модернизировать сегодня сложно), о смелых молодых предпринимателях…

Для моего поколения это такое привычное — взять в руки газету и узнать, чем сегодня живет твой город и район. Это полезная привычка и для молодых, если им хоть немного важно, что происходит не в интернете, а вокруг них. Желаю «Сальской степи» еще как минимум век радовать сальчан — и побольше благодарных подписчиков!»

 

написать комментарий

нет комментариев

Пока нет комментариев!

Вы можете начать диалог.

Добавить комментарий

 необходимо принять правила конфиденциальности