Старость её дома не застанет: кому односельчане посвящают стихи и идут за помощью в любое время суток?

Старость её дома не застанет: кому односельчане посвящают стихи и идут  за помощью в любое время суток?
11 апреля 09:00 2022 Печать 2215

На веранде у Клавдии Васильевны Воронежской из села Кручёная Балка стройными рядами стоят ящики с семенной картошкой — ждут своего часа для высадки на большом огороде. Трудно представить, что ей идёт 89-й год — бодра, весела, ни оха, ни вздоха от неё не услышишь. Откуда же она берёт силы и в чём секрет долголетия, расскажем сегодня.

НЯНЧИЛИ ДРУГ ДРУГА

Клавдия Васильевна — из того поколения людей, на долю которых выпало немало горя и испытаний. Она и сама говорит, что прожила нелёгкую жизнь, однако же сумела остаться внимательной и отзывчивой к чужой беде, к проблемам других. Уж так учили её родители — настоящие труженики, крестьяне, знавшие цену труду на земле и буханке хлеба на столе. Свою родную Кручёную Балку она помнит ещё с саманными хатками и землянками вместо сегодняшних просторных улиц с добротными домами и асфальтированными дорогами.

Родившись в многодетной семье, где было пятеро детей, она с детства училась ответственности за братьев и сестёр. «У нас всё просто было, мы все друг друга нянчили, — рассказывает Клавдия Васильевна. — Нам так и говорили: «Ты, Клавка, смотри за Сашкой, Сашка — за Митькой, Митька — за Манькой и так далее…»

«НИКОМУ НЕ БЫЛО ЛЕГКО…»

Ей было восемь лет, когда началась Великая Отечественная война.

«Папа ушёл на фронт в 38 лет, — вспоминает Клавдия Васильевна. — Оставить пятерых детей и жену и уйти воевать, конечно, было очень трудно. Но тогда никому не было легко. В 1942 году пришли немцы. Должна сказать, разрушений в селе было бы больше, если бы через Крученую Балку прошли фашистские танки. Но они подошли к нашему Среднему Егорлыку и не стали идти вброд, не зная глубины. Так что крупных военных действий у нас не было… Я училась, ведь, несмотря на то, что мы были в оккупации, школа работала. Одеться, обуться не во что было, но как все старались учиться! Из куска кожи чуни делали и шли за знаниями. А какой был голод! Выживали благодаря тыкве, которая росла в каждом огороде. Огромные чугуны с этой тыквой рогачом в русскую печку сажали, добавляли туда немного молотой кукурузы и ели. Топить печки нечем было, в поле собирали перекати-поле, приносили домой, ногами его мяли и бросали в печь. Так и грелись. Наверно, мы потому такие и здоровые, что много трудностей на долю нам выпало ещё с детства. Про платья я уже молчу. Что мамка придумает вместо одёжи, то и носили… Словом, было очень трудно, но, несмотря ни на что, какая была сплоченность, какое было уважение друг к другу! Были кумовья, сватья — все едины. А сейчас даже родные не знаются, все только и стремятся за богатством…»

РАДИО — КАК ЧУДО

Клавдия Васильевна добрым словом вспоминает своих родителей. «Папа вернулся с войны живой, правда, со здоровьем у него были проблемы, — вспоминает Клавдия Васильевна. — Сильное отравление, потому что ели они непонятно что. Спасли мы его молоком, специально держали корову для него. Он был очень хороший человек, верил в Бога, всем на селе помогал. Разговелся и умер на Пасху. Мама — прекрасная женщина, всегда с уважением относилась к мужу. Сейчас молодым этого не хватает…»

Клавдия Васильевна постоянно сравнивает, каким было село в годы её детства и какое сейчас. «У нас сегодня всё есть — газ, вода, свет, дороги, — рассуждает Клавдия Васильевна. — И для молодого поколения все эти блага — само собой разумеющееся. А мы когда-то радовались появлению радио! Помню день, когда его провели. Был один репродуктор на всё село — в конторе, где сейчас детский садик стоит, и мы собирались около столба и слушали, что передают. Для нас это было, как чудо.

А какое люди держали хозяйство! Коровы, овцы, гуси — всё… И как мы старались учиться, любили читать книги. Помню, была «Литературная газета», и все её выписывали. Вообще много газет и журналов тогда выписывали люди. Не было электричества. Тряпку в масло макали, вместо фитиля в банку клали — вот и весь свет. Играли в лапту, в красных-белых, в выбивного… Сейчас время изменилось, и дети не знают, что такое игры на улице. И ещё я порой поражаюсь невоспитанности родителей. Вижу однажды, мама ведёт ребёнка в детский сад, и тот что-то просит. Так она в ответ: «Ты меня достал». Ну, как так можно? Что, слов других нет? Какое поколение мы тогда хотим вырастить?»

СТАЛА ЧЕЛОВЕКОМ!

Где только не работала Клавдия Васильевна за свою жизнь! Окончила два техникума, сельскохозяйственный институт. Когда училась, была неприхотлива в быту. Не считала чем-то зазорным и на соломе поспать в комнате, где предоставляли жилье студентам. Главным для неё было — получить образование и стать человеком. Жила и в Ровно, и в Баку, даже могла в Германию уехать работать. Но поняла: зачем другие страны? Здесь — Родина, могилы предков, милая сердцу Крученая Балка, куда она вернулась уже навсегда летом 1968 года.

Поставили её кассиром в столовую, которую тогда только пустили в эксплуатацию. «Это была первая экспериментальная столовая в районе, — вспоминает Клавдия Васильевна. — Первый секретарь Сальского районного комитета КПСС Василий Петрович Воронин приезжал к нам, он учился вместе с моим мужем в Новочеркасске. Встречала делегации, научилась делать «Медвежью лапу» — праздничное блюдо на стол для высоких гостей, и не только. У нас питались по 300 человек с одной только птицефабрики, от которой сейчас камня на камне не осталось…»

Потом Клавдия Васильевна стала заведующей столовой, затем — статистом в планово-экономическом отделе колхоза «Ленинец», далее — главным экономистом. После в расчётном отделе машиносчётной станции работала. Принимала наряды, всех, кто поступал на работу, учила, наставляла. «У нас было 11 тысяч гектаров сельхозугодий, из них — 10 тысяч пашни, 18 тысяч голов овец, телятник, 4.000 голов крупного рогатого скота, — рассказывает Клавдия Васильевна. — Было три строительных бригады. Я сама делала всю калькуляцию, сама печатала на машинке, задерживалась допоздна, могла и выходными пожертвовать. Старалась познавать всё, не стеснялась спросить, если не знала чего. Потом работала в отделе кадров, оформляла декретные, больничные…»

На пенсию она ушла с должности бухгалтера-экономиста колхоза «Ленинец». Но всё равно работала на току, на весовой. Словом, дома не сидела.

ОНА ОДНА ТАКАЯ

Много лет она помогает своим односельчанам в решении самых разных вопросов. Вот многих бросает в жар от одной только мысли, что надо куда-то идти и что-то там оформлять, а ей — не сложно. Запросто в свои 88 лет она ездит по инстанциям, отстаивает очереди и успешно помогает оформлять всем желающим земельные участки, наследство, все её знают и даже узнают по голосу. Когда газ проводили в село, она была в ревизионной комиссии, помогала собирать подписи, документы, в каждый двор заходила.

Все идут к ней за разъяснениями, ведь Клавдия Васильевна знает много законов и по линии Пенсионного фонда, и по линии УСЗН.

«Такая женщина в селе у нас одна…» — это строчка из стихотворения местной поэтессы, посвящённого Клавдии Васильевне. И она вполне заслужила, чтобы ей посвящали стихи. Ведь это благодаря усилиям Клавдии Васильевны появилась остановка на улице Пушкина в городе, чтобы селяне не мокли под дождём или не пеклись на солнце, пока ожидают своей маршрутки. Второго рейса автобуса в село не было — тоже добилась. И идей у неё ой как много, ведь столько можно сделать для села! Например, беспокоит Клавдию Васильевну состояние лесных полос, большое количество бесхозных дворов по селу, отсутствие аптеки. «Ну, что это такое — на всё село, где столько жителей, — и это я не считаю Сысоевку и ближайшие населённые пункты, — нет аптеки! — возмущается Клавдия Васильевна. — За лекарствами надо ехать в город, элементарно купить таблетки от головы, бинт, йод, зелёнку. Ещё надо бы узаконить дорогу по улице Тихой, там люди живут и мучаются. Надо обязательно, чтобы она имела кадастровый паспорт…»

У Клавдии Васильевны двое детей — Валентина и Виктор. Сын с ней живёт, заботится о своей деятельной маме. Главное её богатство — пять внуков, причём одни ребята, и правнучка Ульяна.

Да. Я же ещё не всё перечислила, чем занимается эта удивительная женщина. Она ко всему прочему — председатель совета ветеранов села, волонтёр, ярая болельщица футбольных клубов «Зенит» и «Ростов», а ещё всем, кто попросит, она чинит одежду на старенькой швейной машинке. Вот так.

А секрет долголетия и любви к жизни прост: по мнению Клавдии Васильевны, надо просто делать добрые дела, хорошо относиться к людям, не держать зла и не таить обид…

Светлана Омельянович, 8(86372) 7-10-22, omelpress@bk.ru

salsknews.ru

написать комментарий

нет комментариев

Пока нет комментариев!

Вы можете начать диалог.

Добавить комментарий


доступен плагин ATs Privacy Policy ©