У каждого волонтёра есть «свой» человек, которому он лично сумел помочь

 У каждого волонтёра есть «свой» человек, которому он лично сумел помочь
Сентябрь 23 10:00 2019 Печать 672

 

Фото редакции.

Как подростки-добровольцы справляются с проблемами, которые не всегда по силам взрослым?

 

Избавить человека от нарко- или алкогольной зависимости не всегда могут даже профессиональные врачи-наркологи и психологи. А что могут сделать волонтёры-подростки?

Юлия Дикалова, Елизавета Сотникова и Алина Приходько — обычные школьницы, а в свободное время, по зову души, ещё и волонтёры. Девочки не жалеют личного времени на то, чтобы помогать людям. Они уверены, что «трудные» — это такие же подростки, как и все остальные.

Фото редакции.

В секторе по физической культуре, спорту и молодёжной политике администрации Сальского района, который координирует волонтёрское движение, есть официальные списки «трудных» подростков. Это ребята, которых за совершённые  правонарушения поставили на учёте в КДН и ПДН. На самом деле, это только «вершина айсберга». Подростков, которые, в силу своего характера или жизненных обстоятельств могут пополнить эти списки, гораздо больше.

Волонтёры предлагают «трудным» разделить свои интересы, действуя по принципу «делай, как я». Скажем, недавно проходил легкоатлетический забег, и в нём участвовали и «трудные». Волонтёры не акцентировали внимание на их статусе — предложили пробежать. Откровенно говоря, сыграли на амбициях, на стремлении быть не хуже других — особенно у молодых людей. Кто не захотел бегать, выполняли роль волонтёров: помогали в организации забега, показывали маршрут. И всем было весело и интересно, было много общения…

Фото редакции.

«Если человек на учёте в КДН или ПДН, это не повод ставить на нём крест» — один из главных принципов волонтёров. «Трудных» ребят просто приглашают на ближайшее мероприятие или стараются вовлечь в волонтёрское движение, объясняют, что помогать людям — очень полезно и важно.

«У меня знакомая пришла как-то на акцию, поучаствовала — да, классно, и вступила в наши ряды». «Есть парень который состоит на учёте в КДН, мы как-то разговорились, и он пришёл с нами на мероприятие — ну, просто поучаствовать. Ему понравилось…» — такие или похожие истории может рассказать каждый волонтёр.

Так и получается, одного человека вовлекли, потом ещё и ещё…

Волонтёры уверены: если ребята к ним присоединяются, значит, «встали на путь исправления». Теперь главное — не терять их из вида.

Тем же, кто на грани того, чтобы перейти опасную черту, добровольцы не «читают мораль» — это в любом случае бесполезно, а стараются объяснить, что важно в дальнейшем не попасть в ситуацию, когда тебя поставят на учёт. Иначе в самый неподходящий момент можно получить проблемы, которых ты совершенно не ждёшь.

Фото редакции.

Недавно «трудные» помогали проводить среди сверстников возраста 14+ опрос о вреде наркотиков.

Кроме того, волонтёры вполне резонно рассудили, что среди подростков, которые случайно в это время проходили мимо, могли оказаться «трудные» или попавшие в сложную жизненную ситуацию ребята. «А вдруг, прочитав вопросы, задумаются? Может, это повлияет на их решение, если они окажутся в «плохой» компании, где им предложат попробовать что-то психостимулирущее», — рассуждают волонтёры.

«Цифровые» итоги той акции таковы: опросили более 70 человек. Большинство — категорически пропив наркотиков: не принимали, не принимают и не собираются этого делать. Но удивило волонтёров кое-что другое.

«Некоторые ответили, что если бы узнали, что человек в их окружении принимает наркотики, они бы прервали с ним всяческое общение», — говорят девочки.

Получается, даже при резко отрицательном отношении к психостимуляторам, далеко не у всех есть силы и желание бороться за человека, который столкнулся с этой бедой. Поэтому они предпочитают занять позицию «страуса».

К счастью, так рассуждают далеко не все.

С момента зарождения в Сальском районе волонтёрского движения в 2015 году через него прошли более 1000 человек.

 «Несмотря на то, что многие уже закончили школу и продолжают образование в других городах, приезжая в Сальск, они присоединяются к нашим делам. Например, поскольку ребята уже совершеннолетние, мы можем их привлекать к рейдам по недопущению нахождения подростков в общественных местах в ночное время  или к рейдам по контролю запрета продажи алкоголя несовершеннолетним», — рассказала начальник сектора по физической культуре, спорту и молодёжное политики районной администрации Ирина Кириченко.

Кстати, когда во время рейда молодёжного правительства Сальского района по контролю продажи алкоголя несовершеннолетним его участники зашли в один из сетевых магазинов, то стали свидетелями, как сами же продавцы, увидев, что подросток берёт с полки бутылку пива, предложили ему поставить алкоголь обратно.

При всей внешней яркости и привлекательности праздников и флешмобов, самое главное, но и самое трудное в «добровольческой» жизни – это работа с людьми. У каждого волонтёра есть своя личная история о тех, с кем рядом они оказались в сложный момент жизни.

Елизавета Сотникова: «Теперь у подруги всё в порядке…»

Года полтора назад я общалась с девочкой. У неё в тот момент что-то не заладилось в жизни: стала употреблять алкоголь. Я тогда только начинала волонтёрскую деятельность, поэтому разговаривала с ней не столько как волонтёр, сколько как подруга. Наверное, поэтому она чувствовала себя совершенно открытой и ничего от меня не скрывала. Я во время наших бесед ненавязчиво говорила о вреде алкоголя, наркотиков, сигарет. Буквально через несколько месяцев стала замечать в подруге перемены: не было уже мысли куда-то пойти, она стала по-другому относиться к школе, к друзьям. После девятого класса она уехала в другой город, учится в техникуме. К сожалению, уже не получается общаться «вживую» так часто, как раньше, но мы связываемся через социальные сети. Насколько я знаю, у неё в всё в порядке…

 Юлия Дикалова: «Мой одноклассник обрёл мечту…»

У моего одноклассника был сложный период: в девятом классе он связался с не очень хорошей компанией. Он никогда не отличался особенной прилежностью в учёбе, а тут совсем скатился. Я решила его поддержать, начала с ним общаться. Мы много разговаривали — о разных вещах. Сейчас он в одиннадцатом классе, стал более открытым, начал нормально общаться с одноклассниками, у него появились хорошие друзья. Мальчика перестали замечать в плохих компаниях, у него появились желания и цели. Оказывается, он хорошо разбирается в географии, серьёзно занялся этим предметом, стал занимать призовые места на олимпиадах.  Мечтает стать геологом. Надеюсь, у него всё сложится хорошо.

Алина Приходько: «Я помогла человеку вернуться к нормальной жизни…»

Я помогла своему соседу. Он — взрослый мужчина, ему 30 лет, у него есть семья, дети. Получилось так, что потерял работу и какое-то время перебивался случайными заработками. Видимо, поддержать его в этот трудный период не смогли, он начал пить, стал опускаться. Думаю, это потому, что у него не было стимула в жизни. Постепенно мы стали в ним очень хорошо общаться. Я помогала ему искать работу. Поговорила и с его семьёй. Попросила уделять ему больше времени, внимания, не просто обвинять и называть алкоголиком, а, наоборот, подбадривать. Я хотела, чтобы мой знакомый понял: нельзя считать себя никчёмным, никому не нужным человеком, есть люди, заинтересованные в его судьбе. Постепенно он стал возвращаться к нормальной жизни. Мы с родителями бывали у них в гостях. Я объяснила, что он может в любой момент обратиться за поддержкой — и его всегда поймут.

Ольга Борисова, 8(86372) 7-10-22, olya.borisova.2018@inbox.ru

salsknews.ru

 

написать комментарий

нет комментариев

Пока нет комментариев!

Вы можете начать диалог.

Добавить комментарий

Ваши персональные данные будут в безопасности Ваш электронный адрес не будет опубликован. Также другие данные не будут переданы третьим лицам.
Все поля являются обязательными.