Фельдшер из Сальска Дарья Юнашева одной из первых отправилась на борьбу с коронавирусом в Москву

Фельдшер из Сальска Дарья Юнашева одной из первых отправилась на борьбу с коронавирусом в Москву
Июль 19 10:00 2020 Печать 1720

Мы уже рассказывали о сальских медиках, которые борются с коронавирусом в ковидном госпитале, развернутом на базе центральной районной больницы. Но и в других городах трудились наши медицинские работники. Так, 26-летний фельдшер Дарья Юнашева отправилась в Москву еще в апреле и проработала в ковидной больнице три месяца.

ВПЕРЁД, ЗА МЕЧТОЙ!
Любовь к медицине у меня появилась еще в детстве. Окончила сальский медицинский техникум. Работа на «гражданке» мне показалось скучной, и я решила, что пойду служить в армию по контракту.
По распределению попала в медицинский батальон. О кончив обучение в Саратовской военной академии, стала фельдшером и пошла на повышение — начальником медицинской службы саперного батальона. Разница в работе, конечно, очень большая, потому что в военной медицине приходится оказывать экстренную помощь в ситуациях, когда ты один и больше помочь некому, надеяться можно только на самого себя.
А еще военная служба способствует всестороннему развитию личности — и умственно, и физически. Огромное удовольствие испытываешь, когда видишь результат реализации твоих замыслов!
Награждена знаком «За службу на Кавказе», участвовала в сплошной очистке местности от взрывоопасных предметов вдоль государственной границы…»

Фельдшер Юнашева служила по контракту в армии. Была начальником медицинской службы саперного батальона.

С БОЕВЫМ НАСТРОЕМ

«Завершив службу по контракту, в один из апрельских дней на просторах Интернета я увидела кричащее объявление: «Срочно требуются медики» и откликнулась на вакансию, отправив свое резюме.
Особое желание работать в ковидной больнице возникло, когда объявили период самоизоляции. Мне было интересно узнать, что это за болезнь, какие симптомы для нее характерны, как она протекает.
Я не боялась заразиться: это такая же работа, как с любой другой инфекцией. Через несколько дней мне перезвонил сотрудник департамента здравоохранения Москвы и рассказал об условиях работы, затем провели онлайн-собеседование. Через два дня мне пришел вызов — и вот я уже в Москве.
Наслушавшись в новостях, что данный вирус очень опасен, что ВОЗ ввела пандемию по всему миру, родители, естественно, были против моего отъезда. Но, зная мой боевой настрой и стремление к новым знаниям в медицине, были уверены, что у меня всё получится. Я понимала, как сейчас нужна моя помощь, что это — моя работа, мое призвание. И просто не могла остаться в стороне. И только начав работать, реально осознала опасность вируса…
По распределению попала в 15-ю ГКБ им. Филатова, где была единственной из своего региона. Эта больница была полностью перепрофилирована под ковид.

Здесь я прошла спецкурс по оказанию помощи больным с коронавирусной инфекцией, и мне выдали сертификат. При поддержке департамента здравоохранения Москвы медикам из регионов предоставлялись бесплатное проживание, питание и средства индивидуальной защиты.

БЫЛО СТРАШНО

Самая тяжелая маска не запотевала во время смены.

В самом начале пандемии все медики были напуганы не столько самой болезнью, сколько плохим пониманием, как помочь инфицированным людям, так как вирус новый, доказанных лекарств от него нет, и больных, по сути, лечить трудно. Несомненно, новый смертельный вирус — это вызов всему человечеству, системе здравоохранения, всем медработникам и, конечно, самим людям. Хорошо, что в борьбе с пандемией Россия не была первой и уже имелся некий опыт у других стран.
Мало того что инфекция сама по себе тяжелая, так еще и болезнь протекает нестандартно. У одних пациентов состояние нормализуется на глазах: буквально через три дня им становится лучше, а на десятые сутки они выписываются из больницы здоровыми. А бывает, что состояние больных ухудшается так стремительно, что врачи не успевают изменить тактику лечения.
И реагируют на болезнь люди по-разному. Вероятно, многое зависит от генетики конкретного пациента и от его иммунного статуса: у одного вирусная инфекция пройдет как обычное ОРВИ, у другого — приведет к тяжелым последствиям. Предсказать ответ иммунной системы человека при заражении вирусной инфекцией достаточно сложно.
К примеру, в нашем отделении проходила лечение от коронавируса семейная пара — муж и жена, обоим по 45 лет. Муж переболел легко, у него лишь один день были небольшое повышение температуры и легкое чувство недомогания, а у жены вирус привел к тяжелому поражению легких, потребовалось длительное лечение, перевод в отделение реанимации, подключение к ИВЛ и курс интенсивной терапии…
Об отдаленных последствиях для пациентов, находившихся на ИВЛ в течение 20-30 дней, сказать сложно. Возможно, образовавшиеся «рубцы» в легких со временем рассосутся, а возможно, и нет. Уйдет ли одышка или она останется надолго, будет ясно только через год-два. В условиях больницы, когда у пациента минимум движений, такой вывод сделать невозможно. После подключения к аппарату искусственной вентиляции легких кто-то может стать инвалидом. При гриппе ИВЛ обычно спасает, но в ситуации с коронавирусом перевод на аппарат не предотвращает развития полиорганной недостаточности, когда нарушаются функции нескольких органов. А возможно, и сам аппарат, с силой нагнетая воздух в легкие, приводит к дополнительному повреждению легочной ткани.

АДСКИЙ ТРУД АНГЕЛОВ В СПЕЦКОСТЮМАХ
Мой график работы был 24/12, то есть сутки отработал — 12 часов на отдых, и снова в бой. Первая смена произвела особое впечатление: она не была похожа на обычный рабочий день медика. А даптация к работе в особых условиях проходила особенно сложно. За меня очень беспокоилась и переживала моя семья, особенно мама-медик, так как она осознавала всю сложность и опасность моей работы.
Наш рабочий день начинался в пять утра. Жила я в гостинице для медработников, и дорога до больницы занимала более часа. Далее — пост охраны, замер температуры. Затем шлюз для получения спецодежды — резиновые тапочки, новая пара носков, нательное белье, защитный комбинезон, бахилы, респиратор, очки, три пары перчаток. Только надев всё это, входишь в «красную зону». Работать в таком «обмундировании» целые сутки очень тяжело. В нем нельзя ни есть, ни пить, ни ходить в туалет — и снимать его тоже нельзя. Выходить из так называемой «грязной» зоны, где лежат пациенты с COVID-19 и подозрением на него, можно только два раза в сутки. Но из-за большого количества пациентов даже это не удается. Защитные костюмы не пропускают воздух: в них чувствуешь себя как в бане. Потеешь так, что хлопковая одежда под костюмом быстро промокает насквозь. Очки тоже запотевают: это как ехать в машине без «дворников» во время сильного ливня. Дышать в респираторе тяжело — как будто делаешь это через подушку. А еще в защите сложнее делать процедуры. Медсестра — это, прежде всего, работа руками: найти вену, прощупать пульс, а тут у тебя самой на руках — три пары перчаток!
Утром после суток напряженной работы в респираторе и бессонной ночи я уже рыдала от бессилия. А самое главное — количество работы не уменьшилось…
С пациентами в таких костюмах надо говорить четче и громче, проявлять определенный уровень понимания, потому что многие напуганы. Представьте: вы — больной, лежите на кровати. Раньше к вам подходили люди в халатах и с открытыми лицами, а теперь — эдакие космонавты в скафандрах. Выглядело это, должно быть, жутко…

В День медика — на смене.

В большинстве своем пациенты наши были молодцы. Они строго выполняли назначения и рекомендации врача, верили в благоприятный исход лечения. Но встречались и такие, которые никак не могли осознать всю серьезность этого заболевания. Нужно помнить: опасность вируса ещё и в том, что состояние пациента до последнего может быть нормальным, а потом буквально за мгновение ухудшиться до такой степени, что не всегда успеваешь даже до реанимации довезти. Поэтому не устаю повторять: чтобы уберечься самим и обезопасить близких, нужно максимально ограничить контакты и соблюдать все правила безопасности.
Каждая смена — это вызов. Вызов твоему опыту и профессионализму, потому что то, с чем мы сталкиваемся сегодня, в практике ни у кого из нас не было. Это вызов твоему эго, вызов твоей психике, твоей выносливости, жизнеспособности и еще, наверное, человечности…
В самом начале вспышки, в апреле, было горячо, напряженно: мы просто не успевали оформлять пациентов в отделении. Казалось, тебе не хватает рук: целый день на бегу — делали уколы, ставили капельницы, брали мазок на коронавирусную инфекцию, проводили различные медицинские манипуляции, сопровождали пациентов на исследования, раздавали боксы с едой, потом собирали их, сдавали, кормили тяжелобольных пациентов, перестилали постели, помогали тяжелым пациентам. А еще бесконечный контроль температуры тела и мониторинг напряжения кислорода в крови. Это реально адский труд.
Суточные дежурства, экстренные ситуации, круглосуточная ответственность за жизнь больных… Приходилось работать и с тяжелыми психически больными пациентами. Мы очень уставали — морально и физически, но держались. Все понимали, что выполняем одно большое дело — спасаем человеческие жизни.
Ради этой большой цели мы преодолели себя. Мы постепенно привыкали к такому «бурному» режиму работы отделения. Перед началом новой смены на пятиминутке подбадривали друг друга волшебной фразой, которая придавала нам сил на следующие 24 часа, говорили друг другу «светя другим, сгораю сам».
Работать в таких условиях не так уж и страшно: если делать всё по правилам, то возможность заразиться практически исключается. Я старалась чаще мыть руки, не трогать лицо. На каждом углу стояли антисептики — ими можно было хоть обливаться каждые три секунды.

БЕСЦЕННЫЙ ОПЫТ
Хочу сказать отдельное спасибо моим наставникам — заведующему отделением Роману Львовичу Бердникову и старшей медсестре Елене Петровне Яшиной. Работая с ними, я получила новые знания, ценный опыт и усовершенствовала навыки, которые теперь помогут мне на более профессиональном уровне оказывать помощь.
В заключение хотелось бы пожелать своим землякам здоровья и еще раз напомнить, насколько важно продолжать соблюдать меры профилактики: носить маску в общественных местах, чаще мыть руки с мылом, проветривать помещение и вести здоровый образ жизни.

salsknews.ru

написать комментарий

нет комментариев

Пока нет комментариев!

Вы можете начать диалог.

Добавить комментарий

 необходимо принять правила конфиденциальности