Что знают сальские трудные подростки о вредных привычках? 

Что знают сальские трудные подростки о вредных привычках? 
Октябрь 26 11:00 2019 Печать 1059

Им всего 13-14 лет, а они уже — заядлые курильщики и успели попробовать алкоголь

Salsknews.ru решил пообщаться с ребятами, которые живут сейчас в социально-реабилитационном Центре для несовершеннолетних Сальского района. Вместе с администрацией приюта выбрали тех, кто не скрывает, что курит и знаком со вкусом алкоголя.

«Зависимость — это плохо»

Оказалось, они многое знают и о сигаретах, и об алкоголе, и о наркотиках. Интересно, может ли остановить подростков такое знание?

«Сигарета — это тоже наркотик: во-первых, она постепенно убивает человека, а во-вторых, от неё наступает зависимость», — со знанием дела говорит Алексей (имена детей изменены по этическим соображениям).

 А зависимость — это всегда плохо? Мы же все от кого-то или от чего-то зависим: от своих родных, к примеру…

 Не знаю. Главное, чтобы она не разрушала человека. А алкоголь, наркотики, сигареты — это однозначно отрицательная зависимость.

 Тогда почему ты куришь?

 Зависимость потому что…

Алексей впервые понял, что папа и мама курят, когда ему было три года. В шесть лет попробовал сам, потом ещё раз — в восемь. С десяти курит постоянно. Скоро подростку исполнится 14. Самое интересное, у него и у остальных таких детей нет чувства неловкости, когда им приходится пользоваться любым моментом, чтобы «улизнуть» на перекур. Ведь понятно, что в социальном Центре это сделать невозможно, остаётся по дороге в школу, на переменах…

Но на вопрос, могли бы ребята предложить сигарету кому-нибудь из своих не курящих друзей или знакомых, сказали категоричное «нет».

Борьба на информационном поле

Постепенно беседа набирала обороты. Из уст подростков прозвучали слова «спайс», «насвай», «соли», что как-то насторожило.

— Откуда вы об этом знаете?

— Мне парень знакомый рассказал, — не мудрствуя лукаво, ответил Сергей.

Кажется, я и на этот раз не до конца оценила ширину информационного поля ребят. Они даже имеют представление о том, как распространяются наркотики. Как знают, слава богу, и о том, что Уголовный кодекс предполагает очень суровое наказание за это преступление.

 — «Закладки?» Нет! Зачем рисковать.? Такой «пакетик» стоит немалых денег, и ты за него отвечаешь… У меня у знакомого дядя работает в полиции, как раз наркоторговцами занимается. Он рассказывал. А ещё говорил, что если тебя поймают, то могут не на один год отправить за решётку…

Кстати, уголовное дело по ст. 228 УК за незаконное изготовление, хранение, приобретение, перевозку и сбыт психотропных или наркотических веществ может быть заведено на человека с 16-летнего возраста. Но, например, за вымогательство или хищение наркотиков ответственность наступает с 14-ти лет.

Нельзя не признать: немало опасной для несовершеннолетних информации подростки «выуживают» во Всемирной сети. Как пояснила исполняющая обязанности директора Центра Елена Ткачёва, учреждение у них — не закрытое и они не имеют права запрещать воспитанникам пользоваться Интернетом, но контролировать, на какие сайты заходят подростки, могут.

С воспитанниками работает психолог приюта, объясняет, что нужно быть избирательными в «потреблении» информации, взвешивать все «за» и «против», прежде чем пробовать то, о чём узнал из Интернета.

Кто нажал на «спусковой крючок?»

«Триггер» любой зависимости, будь то алкогольной, табачной или наркотической, ребята определили достаточно точно, хоть и чисто интуитивно. «Стресс! Ну, когда Интернета нет или телефон «сел», — уткнувшись в гаджет, объясняет «непонятливой» Сергей. По поводу телефона и Интернета, конечно, — перебор, но вот стресс от постоянного нахождения в неблагополучной семье — вполне может быть.

Алексей — из многодетной семьи, в которой воспитываются четверо детей. У подростка есть старший, уже совершеннолетний, брат, шестнадцатилетняя сестра и младший брат. Об обстановке в семье красноречиво говорит уже то, что Алексей и его сестра сами написали заявление в Комиссию по делам несовершеннолетних с просьбой поместить их в приют.

 В семье был случай жестокого обращения с детьми, в частности — со старшей сестрой Алексея. И мама, и её сожитель осуждены по соответствующей статье, судом им назначены штрафы. После этого, полгода назад, девочка сама пришла в приют. Позже мать и дочь помирились, и она вернулась домой.

Алексей тоже посчитал что мама отнеслась к нему несправедливо, и решил уйти из дома. Правда, не далеко: его нашла полиция и убедила обратиться в государственное учреждение. Мама просто подтвердила своё согласие.

Так два месяца назад подросток снова оказался в приюте. Снова, потому что впервые Алёша попал сюда ещё трёхлетним малышом. То есть, уже 11 лет из своих 14-ти лет мальчик периодически живёт в казённом учреждении, хоть его дом, по злой иронии судьбы, находится совсем недалеко.

На вопрос, скучает ли он по дому, Алексей отвечает сначала неуверенно, но потом проговаривает довольно чётко: «Я не хочу домой». Главной причиной, по словам Лёши, являются натянутые отношения с отчимом. Явно говорит в нём и обида на маму.

«У мамы чувствуется безразличие к детям. Она больше занята созданием собственного комфорта, устройством личной жизни, часто позволяет себе для «весёлого» времяпрепровождения употреблять спиртные напитки, — говорит Елена Ткачёва. — Младший ребёнок, в силу своего возраста за маму пока «держится», а старшие всё чаще вступают с ней в конфликт»

Может, в этом и есть тот самый «спусковой крючок» и склонности к вредным привычкам, и даже жестокости: однажды Алексей так ударил мальчика в школе, что тот тот две недели пролежал в больнице.

Сейчас подросток учится в седьмом классе. Какую выбрать профессию, пока не решил.

— Вообще, я хочу стать тренером, — признаётся мальчик. — Я немного занимаюсь футболом, люблю каратэ и смешанные единоборства.

— За Хабиба Нурмагомедова, наверное, болел?

— Ещё бы! А Вы что — за Конора Макгрегора?

— Но ведь спорт, а тем более такой — это огромные нагрузки…

 Я не боюсь — буду готовиться!

 Алексей признаётся, что пытался бросить курить, но у него не получилось. Для этого нужна сила воли. И к тому же, когда дома все курят, быть «белой вороной» — очень тяжело…

Наверное, отсутствие внимания в семье компенсируется у Алексея желанием стать публичной персоной — чтобы о нём говорили, писали,  а его его имя «взрывало» Интернет. Только не осознаёт пока подросток, что известность в наш век тотального и свободного распространения информации может быть как со знаком «плюс», так и с «минусом».

Ты можешь, конечно, разместись своё фото с постом, в котором расскажешь, с какого возраста куришь или пробуешь спиртное, и поднять ту самую «волну» популярности. Но не стоит удивляться, что после получишь много «дизлайков». Поэтому мы договорились: как только Алексей совершит что-то действительно хорошее, значимое, я с удовольствием об этом расскажу и, конечно, размещу его фотографию.

«МАМА СИЛЬНО ИЗБИЛА СЫНА»

Ещё один участник беседы, четырнадцатилетний Паша, рассказал, что «баловался», и его увезли в Центр временной изоляции несовершеннолетних в Ростове — для подростков, которые совершили правонарушения.

Понятно, что за «баловство» в закрытое учреждение подростков не помещают. Павел оказался в компании, устроившей погром на городском рынке: на площадке, где продаются стройматериалы, летели мешки с цементом, строительными смесями… Директор рынка вызвал полицию.

«Мальчик — со слабым характером, и дети постарше часто втягивают его в разные переделки», — замечает директор приюта.

Заметим: такие дети в первую очередь в зоне риска по употреблению табака, алкоголя и наркотиков, поскольку легко ведутся на «слабо». Павел знает, что в Центре временной изоляции несовершеннолетних были, в том числе, и подростки, употреблявшие психостимуляторы, но спешно говорит, что «ничего такого не пробовал».

И опять мы возвращаемся к вопросу неблагополучной семьи, как «спускового крючка» подростковых проблем. У мамы Павла, похоже,  тяга к алкоголю перевешивает материнские чувства. Мальчик тоже уже не впервые в приюте. Однажды, находясь в состоянии алкогольного опьянения, женщина избила собственного сына. Соседи вызвали полицию. Побои оказались очень серьёзными. По факту жестокого обращения с ребёнком женщина была привлечена к ответственности.

 «Маму Павла приговорили к исправительным работам, но наказание она так и не исполнила, поэтому её на две недели заключили под стражу. Ребёнок в это время находился под временной опекой. Мальчик вернулся в семью, когда мама вышла из мест заключения, но её алкогольная зависимость и потеря контроля над сыном привели к тому, что Павел совершил то самое правонарушение», — закончила эту печальную историю Елена Ткачёва.

Так что говорить о раскаянии неблагополучной мамы не приходится.

У и.о. директора социально-реабилитационного Центра вызывает тревогу, что уже в таком возрасте у детей есть сознательная тяга к систематическому курению. И это несмотря на то, что в приюте стараются оградить детей от табачных изделий, алкогольной продукции, в учреждении реализуется несколько программ, посвящённых формированию здорового образа жизни.

Воспитанники участвуют в различных тренинговых занятиях, физкультурно-оздоровительных праздниках — как в самом социальном Центре, так и на базе спорткомплекса «Сальский»; бывают в качестве зрителей на спортивных шоу, таких, как «Силовой экстрим». Благодаря спонсорской помощи ребята в этом году посетили бассейн. На территории самого приюта много уличных спортивный тренажёров.

«Хотелось бы, чтобы в перспективе заниматься спортом было для детей не обязанностью, а желанием, которое было бы поддержано теми образовательным учреждениями, где ребята продолжат учёбу, а семьи не оказывали отрицательного влияния не детей», — говорит Елена Ткачёва.

Ольга Борисова, 8(86372) 7-10-22, olya.borisova.2018@inbox.ru

Фото — bo32.ru

salsknews.ru

 

написать комментарий

нет комментариев

Пока нет комментариев!

Вы можете начать диалог.

Добавить комментарий

 необходимо принять правила конфиденциальности